GSAC Analytics

Что значит не делают ничего плохого ?

Что значит не делают ничего плохого ?

Если они не могут не делают ничего хорошего, то и ничего плохого не делают – эта фраза часто используется как определение действующей власти, а власти ещё чаще используют этот аргумент как доказательство своего морального превосходства над Национальным движением.

Что значит ничего не делают ничего плохого ?

Когда девушку пропавшую пять дней назад, которую ищет почти вся страна, находят мертвой в её машине рядом с центральной трассой. И это делают не работники правоохранительных органов, а проходящий мимо пастух. Когда вчера вечером семья и близкие девушки, отчаявшись получить хоть какую-то помощь от полиции, вынуждены были перекрыть дорогу, чтобы хоть как-то заставить полицию активизировать её поиски. Когда вот уже пятый день безрезультатно ищут пропавшего тринадцатилетнего подростка. Когда после трагедии Георгия Шакарашвили прошло больше месяца, и если бы не средства массовой информации, мы бы не знали даже ту малую часть информации, которая известна нам сегодня. Когда Лука Сирадзе и Демур Стуруа погибают в результате давления, оказанного на них в полицейском участке, а виновные избегают наказания. Когда молодых патриотов жестоко разгоняют и выбивают им глаза. Когда почти каждый день на линии оккупации похищаются наши граждане, и это не влечет никаких политических последствий для страны-оккупанта. Когда мы годами ждем ответа по громким делам, в том числе и по делу Барбары Рафальянц (убийство девятимесячного ребенка в Гурджаани в октябре 2012 года). Когда все это происходит, уже пора поставить вопрос по другому – какие действия властей привели к том, что наши государственные институты находятся на грани распада, граждане не защищены, а доверие к судебной системе тает на глазах?

Их действия привели к тому, что у нас все меньше и меньше остается надежды построить правовое государство. Страна управляется одним человеком, причем феодальными методами. Все государственные институты обслуживают исключительно его бизнес интересы, в результате чего теряют способность выполнять свои непосредственные функции. Что неудивительно, так как главным приоритетом для них является воля вождя и партийный заказ “Мечты”, а все остальное не так уж важно. В итоге мы имеем институциональную деструкцию, которая стала проблема для каждого гражданина нашей страны, а особенно для незащищенных, то есть тех, кого в первую очередь должны защищать государственные институты.

Почему вы политизируете? Это же конкретный случай, который касается ребенка, молодого человека, оккупации, взятки, насилия или ещё чего то другого? Причем тут политика или власть? – это стандартная реакция сторонников Мечты на все . Это стандартная реакция тех граждан, которые испуганно озираются на больших и мелких чиновников, в страхе перед тем, что если они коснутся политики, останутся один на один с бездушной, уродливой системой, основанной на насилии. Эти люди считают, что чем дальше они будут держаться от политики, чем сильнее зажмурятся, чтобы не видеть беспредела, чем плотнее закроют уши, тем больше обезопасят себя и своих близких.

А на самом деле все совсем наоборот и безопасность напрямую связана именно с политикой. Сегодня, к сожалению, с политикой одного человека, из-за чего гражданин Грузии не может верить собственному государству, правительству, прокуратуре, суду, партиям или другим институтам. А между тем, в демократической стране.
связывать все с политикой это главная привилегия гражданина. Только так можно заставить правительство служить гражданину, а не наоборот. Служить всем, а не только сильным. И да, именно политика, этот тот инструмент, с помощью которого человек может защитить свою свободу и безопасность. И трагедии, происходящие практически каждый день, в том числе и сегодняшняя трагедия, ещё раз подтверждают эту аксиому. Я журналист, и моя задач сказать вам в каком направлении думать, а не то, что вы должны думать.

Георгий Таргамадзе, в авторской программе ” на телеканале Formula • ფორმულა

23 июля 2020 года