GSAC Analytics

Зачем Грузии коалиционное правительство

Зачем Грузии коалиционное правительство

Конечно с точки зрения распределения ответственности коалиционное правительство более приемлемо для общества, так в 2012 году все входящие в коалицию политические несли ответственность, в том числе и перед международными партнерами. Что касается сегодняшнего положения дел, говорить о коалиции абстрактно не имеет никакого смысла.

Мы можем обсудить коалицию вокруг «Грузинской мечты» и попытаться смоделировать различные конфигурации того, насколько она будет сильной и получит ли она общественную поддержку. Другой вариант, когда коалиционное правительство формирует победившая оппозиция.

Однако и здесь слишком много вопросов и предварительных условий. Например для формирования правительства необходимо иметь минимум 40%, кроме этого партия. которая выступит с инициативой формирования правительства должна иметь достаточное количество голосов. Понятно, что партия, у которой будет 3% поддержки избирателей вряд ли сможет выступить с инициативой формирования правительства. Поэтому все зависит от того, кто будет ведущей силой в правящей коалиции, и кто партнерами.

Тот факт, что оппозиция даже не пытается объяснить обществу то, что мы находимся в абсолютно новой конституционной реальности, вызывает непонимание и пессимизм избирателей. Президентское правление по умолчанию предполагает наличие конкретного лидера и ориентированной на него политической партии. Но у нас сейчас парламентская форма правления, и когда в стране есть несколько политических партий с примерно одинаковым рейтингом и своими лидерами, они дополняют и сменяют друг друга на политическом политическом поле. То есть сегодня кто-то может быть в оппозиции, а завтра они вместе могут создать коалицию и войти в правительство. То есть проблема не в том, что сегодня у оппозиции нет одного ярко выраженного лидера, а в том, что в оппозиции дефицит равных по своему весу политических сил.

А в общем в Грузии та же беда. что и в мире. Политическая элита постарела и это очень серьезный вывод.

Хатуна Лагазидзе, Грузинский центр политического анализа GSAC