GSAC Analytics

Что показал последний опрос IRI

Что показал последний опрос IRI

Начнем с вопроса о доверии к опросу IRI. Несомненно, этому опросу можно доверять, чтобы там ни говорили наши власти и некоторые другие политики. Однако, вместе с тем, надо хорошо понимать, что данный опрос фиксирует настроения в обществе в конце июня нынешнего года, когда он был проведен. То есть, во время проведения опроса поддержка властей составляла 33%.

А теперь давайте посмотрим на опрос другой, не менее авторитетной организации Edison Research. По их данным поддержка «Грузинской мечты» среди населения составляла 40%. Значит ли это, что какой-то из опросов представляет нам ложную информацию? Нет, просто опрос Edison Research был проведен в конце мая — начала июня. Прямо сравнивать результаты этих опросов нельзя, просто потому что в методологии опросов, несмотря на то, что они сходные, есть некоторые различия. Однако если мы сделаем вывод, что рейтинг популярности правящей партии за три недели сократился, думаю, мы не сильно ошибемся.

Приведу другой пример, примерно в это же время власти также провели свои опросы, так вот, согласно результатам этих опросов, популярность «Мечты» составляет 58%. На вопрос, какой была методология опроса, последовал ответ, что использовался только метод аллокации. Я не специалист по опросам, но у людей, которые в этом разбираются, такой ответ вызвал улыбку.

Идем дальше, значит ли это, что «Грузинская мечта» не является самой популярной политической партией в Грузии сегодня, и она обязательно проиграет выборы? Нет, не значит. На стороне ГМ не сопоставимый с другими партиями административный и финансовый ресурс, репутационный успех в связи с борьбой с ковид, а также все те методы, которые традиционно применялись властью все эти годы — от широкой раздачи социальных благ (эпидемия создала для этого вполне себе легальные поводы) до помощи со стороны улицы (криминальных и полукриминальных структур). Но значит ли это, что власть обязательно победит?

Нет, совсем не значит. Для победы «Мечты» на этих выборах нужно несколько компонентов. Например, нейтрализация резко негативного эффекта от тяжелого экономического кризиса, в котором находится страна, до ослабления внимания западных партнеров. Случится ли это? Не факт, более того, скорее всего социальная напряженность и давление со стороны Вашингтона и Брюсселя будет возрастать. Однако самая большая опасность для власти не в этом. Самая большая опасность для власти исходит от самой власти, в период политической турбулентности власти часто сами стреляют себе в ногу необдуманными политическими шагами.

Конечно, многое зависит и от действий оппозиции, причем я не согласен, что оппозиция обязательно должна быть единой в период выборов. Избирательная система у нас такова, что оппозиции достаточно быть эффективной в период выборов, каждой партии по-своему, потому что у каждой партии есть свой избиратель.

А вот если (когда) власть попытается сфальсифицировать результаты выборов, единство оппозиции критически необходимо. А пока, я не устаю повторять — результаты выборов это уравнение со многими, постоянно меняющимися неизвестными, поэтому говорить о том, какой будет результат, пока точно рано.

Гела Васадзе, Грузинский центр стратегического анализа GSAC