GSAC Analytics

Детальный анализ спецоперации в Зугдиди. Что пошло не так

Детальный анализ спецоперации в Зугдиди. Что пошло не так

Коротко  о вчерашней истории с захватом заложников в Зугдиди. К сожалению, то, что произошло вчера, – очень примечательная история, поскольку то, что произошло,  не было частным случаем. Дело не просто в том, что террорист взял заложников, в течение многих часов держал в напряжении всю страну, а потом скрылся с “любезно” предоставленными ему властями полумиллионом долларов. Главная проблема в том. что был создан крайне опасный прецедент, который неизбежно будет взят на вооружение и будет стимулом не только для криминальных авторитетов, но и просто для людей, склонных к криминалу, о чем свидетельствует факт нападения на инкассатора, при котором было похищено 75 тысяч лари, буквально на следующий день после событий в Зугдиди. 

  1. Явно бросилось в глаза то, что правоохранительные органы выглядели очень растерянными. Было  впечатление, что они действительно не знали, что делать (что кстати указывает на то, что в кризисных ситуациях нет человека, старшего менеджера, который действительно принимал бы решения, впрочем мы это видели еще во время спецоперации на улице Габриэля Салоси). Эта  история показала нам полную недееспособность власти действовать в кризисных ситуациях
  2. Про работу с медиа. В такой ситуации необходим специально выделенный офицер по связям с прессой, который постоянно не просто сообщает медиа, а значит и обществу, об обстановке, но и обладает определенными навыками для того, чтобы данная информация, которая доступна злоумышленнику, была использована как инструмент, дающий вполне конкретные преимущества правоохранительным органам. Однако этого не произошло, как не было этого и во время спецоперации на улице Габриэля Салоси.  Что касается сюжета, который показал телеканал Мтавари, он не просто не был провокационным, но и был очень полезен для правоохранительных органов. Именно из этого сюжета мы узнали о требованиях преступника, о том, какой он из себя, о расположении предметов в пространстве, где держат заложников и о расположении самих заложников. Однако, вместо того, чтобы спокойно использовать данную информацию, высокопоставленные чиновники начали угрожать телеканалу. 
  3. Мы не увидели никаких попыток освободить заложников или даже облегчить их участь. Изначально было принято твердое политическое решение, что штурма не будет. Скорее всего в такой ситуации власти действовали правильно, так как подвергать опасности жизнь заложников не стоило, плохо то, что об этом решении знал и преступник
  4. К сожалению, некоторые политики комментировали происходящее исключительно в политической плоскости и поиску виноватых в другом политическом лагере, совершенно забыв о том, что в такой ситуации главное это жизнь заложников. Разговоры о том,  что мол почему дали деньги аморальны,так как никакие  деньги не стоят жизней людей, и если не было другого способа освободить заложников, да, деньги должны быть отданы преступнику для спасения жизни людей
  5. Однако, очень странно, что преступник  так легко ушел после того, как ему были переданы деньги и были освобождены заложники. Почему не была создана  мобильная группа антитеррористического центра  из 4-5 человек, которая могла бы использовать современные технические средства, чтобы иметь возможность отслеживать, преследовать и арестовать преступника после освобождения заложников, Поверьте мне с современными техническими средствами это более чем реально, и не стоит думать, что такое бывает только в кино
  6. Но давайте оставим в покое детали операции, хотя дьявол всегда таится в деталях  и перейдем к глобальной проблеме. Во-первых, власти хоть и заплатили сумму, но не знают ни имени, ни фамилии человека, который был под маской, причем  у них нет никакой версии, по крайней мере, мы об этом точно не знаем. Любое финансовое учреждение может быть подвергнуто нападению подобным образом. Но, что ещё хуже, многие граждане в социальных сетях симпатизировали именно преступнику (типичный “хельсинский синдром”)

И в заключении не могу особо не отметить самоотверженность высокопоставленного и мужественного офицера Автандила Галдава, который лично стал заложником, хотя и не был обязан это делать, поскольку он является главой местной полиции. Я очень рад, что у нас есть такие полицейские и их достаточно много.

Лаша Брегвадзе, Грузинский центр стратегического анализа GSAC