GSAC Analytics

Covid-19 в Грузии. Что будет и что делать?

Covid-19 в Грузии. Что будет и что делать?

Постараюсь не сглаживать углы и не прикрываться политкорректностью. Опишу все так, как я рассказываю об этом друзьями в офлайн. Ситуация того требует.

Я изучаю статистику ковид в Грузии с начала апреля. Строю модели SEIR, считаю R0, Mortality Rate, обновляю статистику на сайте.

В силу выработанной годами привычки, я никогда не считаю себя главным специалистом в какой-либо области, даже если она совсем узкая. Тем не менее, я выскажу несколько пунктов именно с этих позиций, так как, по всей вероятности, я главный специалист по математической эпидемиологии Covid 19 в Грузии (к сожалению). Также, опишу свой взгляд на пути выхода из кризиса.

Что будет:

  1. Ковид будет развиваться в рамках построенной мной модели, как он делает это последние 30 дней. К середине ноября число тестов не будет позволять даже минимально оценивать ситуацию и цифра дневных положительных тестов начнет колебаться в районе 5-6 тысяч. При этом, очевидно, будет расти летальность (вероятно также мимо официальной статистики). По прогнозам модели к концу ноября число дневных смертей от ковида достигнет уровня в 100 человек. Ослабления не придется ждать до конца года. К этому моменту число жертв будет насчитывать десятки тысяч.
  2. Проведенные выборы дадут существенный всплеск к середине ноября. Причем он будет локализован уже не в мегаполисах, а в маленьких городах и селах, в которых система здравоохранения работает существенно хуже, а демографическая пирамида существенно опаснее.
  3. Кто бы не пришел к власти, неминуемы локдауны. Без них можно было бы обойтись, но не в середине/конце ноября и при правильной подготовке.

Что делать:

  1. В первую очередь необходимо создать аналитический центр по борьбе с ковидом. В него должны быть приглашены лучшие специалисты мира в области IT, математики, медицины и экономики. Должна быть построена модель с учетом географии, локализации населения, демографических пирамид, экономических показателей… В обязанности центра должны входить 1) Моделирование ситуации 2) Разработка системы локальных локдаунов 3) Выработка рекомендаций правительству. В идеале должно быть разработано нормальное мобильное приложение за вменяемые деньги, в котором будут отражены рекомендации в зависимости от введенных пользователем параметров и его локации.
  2. Правительство должно беспрекословно выполнять рекомендации аналитического центра. Уже сейчас надо начинать увеличивать количество лабораторий тестирования, налаживать логистику, менеджмент системы здравоохранения, точечно решать экономические проблемы населения, подготавливать мед.персонал, мобилизовать студентов медиков, закупать электронные устройства для удаленного контроля течения болезни и создавать центры по анализу информации. В мире уже разработано множество подходов.
  3. Заручившись поддержкой аналитического центра, в котором, в идеале должны быть громкие имена с мировой репутацией, правительство должно просить у развитых стран необходимую поддержку. Лекарства, тесты, оборудование, кредиты, помощь, волонтеров… 
  4. Результаты работы центра должны публиковаться на специальном ресурсе в соответствии с нормами академических публикаций. Фамилии, ссылки, методы, данные, скрипты моделирования. Необходимо начать отправлять в международные базы не три цифры, а развернутую статистику о местах заражения, тестах, течении болезни, возрасте пациентов и их сопутствующих заболеваниях (разумеется анонимно).
  5. И наконец главное. Нет никаких сомнений, что нынешнему правительству никто больше не даст ни денег ни поддержки. Помимо этого, в течении последних 6 месяцев у них было максимально благоприятное время для реализации хотя бы части из вышеперечисленного. У них не было ни политического ни финансового сопротивления. Это говорит о их непригодности решать эти проблемы. Поэтому, лично для меня, нет сомнений, что выход из кризиса с ними невозможен. Оппозиция должна уже сейчас начать создавать аналитический центр, пользуясь своими связями и ресурсами. Я хочу подчеркнуть слово должна, так как оппозиция является неотъемлемой частью власти, а многие из ее представителей действующие депутаты парламента. Помимо помощи по выходу страны из кризиса, чего, как мне кажется, уже достаточно, это поможет и приходу к власти. У населения сильные и вполне оправданные опасения о возможном бардаке в переходный период. Выработка единого плана – лучший и единственный вариант убедить людей в обратном.

На чем основаны мои прогнозы:

  1. На днях, грузинские эпидемиологи рассказали о методах математического моделирования, которые они применяют. То что они сказали меня очень удивило. Их модели основаны на онлайн ресурсах, которые существуют в основном в педагогических и информационных целях. То есть не учитывают множества характерных факторов специфичных для страны. Это выглядит также нелепо, как если бы я принялся удалять аппендицит по картинкам из википедии. На основе своих вычислений я сделал прогноз на ближайшие 20 дней. График я прикрепил к посту (онлайн вариант на сайте). В следующем пункте я опишу почему в официальной статистике этих цифр мы не увидим. Хотя реальность может быть и хуже.
  2. Грузинские эпидемиологи утверждают о наступлении пика в середине ноября (то есть после середины ноября по их мнению болезнь начнет отступать). Это не обосновано абсолютно ничем. Сезонный пик в мире прогнозируется на конец ноября — середину декабря. Однако если посмотреть на количество производимых тестов в Грузии, то их уверенность в пике становится обоснованной. Мы приходим к первому катастрофическому обману в грузинской статистике. Правительство пользуется усреднением по периоду с середины марта. Это противоречит не только здравому смыслу, но и рекомендациям ВОЗ. Статистика должна отражать текущую картину. На данный момент в Грузии проводится 8-9 тысяч тестов в день, тогда как счет положительных тестов пошел на тысячи. По адекватной статистике мы находимся глубоко в красной зоне. Регламентируемое количество тестов в текущей ситуации — 30-40 тысяч в день. Через неделю система упрется в техническую границу тестирования, а в реальности вирус будет распространяться уже без контроля. Это частично происходит уже сейчас.
  3. Реальная летальность вируса в Грузии — второй обман эпидемиологов. На официальном сайте ВОЗ выложен метод (modified Kaplan-Meier analysis) по которому нужно оценивать летальность в период эпидемии. Я приложил к посту таблицу расчета для 10 последних 5-и дневных периодов согласно этому методу. Как видно, летальность в Грузии в районе 2%. Это выше, чем у соседей и сильно выше, чем в среднем по миру. В отличие от Грузии, остальные страны научились лечить пациентов еще в первую волну заболевания.
  4. Правильные методы борьбы с распространением вируса всегда отражаются на графике заболеваний в виде резких разрывов. Как видно, гладкий характер функции количества заболевших явно показывает, что никакие из мер предлагаемых правительством не работают. То есть ресторанный бизнес и десятки тысяч людей, работающих в индустрии несут убытки зря. Особенно циничным выглядит возлагание ответственности на население. 
  5. Отчеты о количестве запасов ПЦР тестов также приводят в замешательство. Система не готова проводить достаточное число тестов, но при полной готовности их бы хватило всего на 20 дней. Следует отметить, что при достижении технического порога, тестирование становится почти бессмысленным.
  6. Теперь немного о политике, которая в сложившейся ситуации играет явно не последнюю роль. Изучая некоторые сырые материалы социологических опросов, очевиден резкий рост рейтинга премьер министра в связи с вирусом. Население, наиболее озабоченное эпидемиологической ситуацией, возлагает надежду именно на премьера. Это понимает и вся “грузинская мечта”. Перенос выборов, который был бы наиболее адекватной мерой в сегодняшней ситуации, нанесет правящей партии невосполнимый урон. Поэтому рассчитывать на это не стоит. С другой стороны, у данного правительства очевидно нет плана выхода из кризиса. Более того, одна из основных причин кризиса — преступная информационная политика. Чтобы не допустить падение рейтинга, правительство распространяет неоправданно позитивные ожидания.

Тамаз Хунджуа, Грузинский центр стратегического анализа GSAC