GSAC Analytics

Поствыборное. Байден, Россия и Южный Кавказ

Поствыборное. Байден, Россия и Южный Кавказ

Байден очень хорошо знает Грузию, бывал здесь и владеет ситуацией. Он был в курсе того, что происходит у нас, когда был в Сенате, прекрасно был осведомлен о наших делах в бытность вице-президентом. Поэтому для нас это шанс вновь активно появиться на внешнеполитических радарах Соединенных Штатов и использовать это обстоятельство для достижения своих внешнеполитических целей. 

Конечно для этого потребуется время. Администрация Трампа очень отличалась от всех предыдущих администраций, отличалась по своему стилю и содержанию. Эта администрация целиком была сфокусирована на внутренних проблемах США, а во внешней политике некоторые регионы совсем исчезли из её поля зрения. Обычно процесс передачи дел занимает около месяца, сейчас это может затянуться, но я надеюсь, что уровень мобилизации демократов ускорит процесс. По крайней мере можно не сомневаться в том, что команду они соберут сравнительно быстро, и это очень важно, в том числе и для Грузии. 

Принципиальное значение имеет то, кто войдет в новую администрацию. Очень интересная фигура вице-президента, после прочтения внешнеполитической программы которой у меня сложилось впечатление, что она очень хорошо владеет предметом, да и советники у неё очень компетентные. Эту программу можно оценить как очень сбалансированную и качественную. Я очень надеюсь, что в команду вернутся те люди, которые знают Грузию и знакомы с проблематикой региона. Для нас важно именно это. 

Необходимо помнить, что сегодня Америка выбирает не только президента, сегодня Америка выбирает часть Сената и Палаты представителей. Расклад сил там очень важен для нас. Несмотря на то, что у президента США очень большие полномочия, мы всегда должны помнить о роли Конгресса. Очень хорошо, что на протяжении многих лет Грузия сумела сохранить баланс и оставаться так называемым двухпартийным кейсом. Это и есть та база, на основании которой мы можем капитализировать свои отношения с Соединенными Штатами.

И конечно мы сами должны быть сейчас очень активны. Те, кто занимаются внешней политикой в Грузии должны оперативно адаптироваться к новой команде, выйти на тех людей, которые будут принимать решения. Нужна активная работа по всем направлениям – с Госдепом, Конгрессом и Советом Национальной Безопасности. Работа должна начаться сразу после того, как будет объявлен новый избранный президент. Времени на раскачку нет, мы прекрасно знаем, кто может быть в его команде и с этими людьми надо начинать работать прямо сейчас. Причем это должно делать не только правительство. Очень важно, чтобы к этому процессу подключились и неправительственные организации, аналитические центры. Такие организации как GSAC должны максимально использовать свои личные связи, эти люди не сегодня – завтра окажутся на различных позициях в новой администрации, поэтому очень важно, чтобы эта сеть сегодня заработала на полную мощность. Не надо ждать зеленого света от правительства, при правильно поставленной работе результаты не заставят себя ждать и без этого. 

Уверен, что Грузия останется стратегическим партнером США. Необходимо понимать, то, что США считают нас своим стратегическим партнером очень важный фактор. Да мы на какое-то время исчезли из актуальной внешней политики США, но мы остаемся для них ключевой страной в регионе и это необходимо использовать. У новой администрации очень много внешнеполитических вопросов, которые нужно решать прямо сейчас, не откладывая. Поэтому наша задача – максимально поднять наши вопросы в перечне задач новой администрации, конечно в пределах возможного. 

Что касается активности других игроков в регионе, вполне естественно, что как только Соединенные Штаты перестали проявлять интерес к региону, активизировались региональные игроки. Конечно, Россия продолжит оставаться крупным игроком в регионе, не думаю, что позиции России ослабли, на мой взгляд она сейчас осуществляют, очень циничную, но в то же время очень прагматичную реал-политику в регионе, особенно в части Армении. Конечно, на первый взгляд имидж России выглядит не очень, но это только на первый взгляд. Вопрос комплексный и дьявол как всегда таится в деталях. Не стоит забывать о том, что в какой-то степени действия Кремля, это показательный  урок для нынешних властей Армении, и это очень тяжелый урок. Таким образом Россия посылает сигнал остальным своим сателлитам – что происходит с её партнерами, когда они не совсем принимают повестку Москвы. Поэтому на мой взгляд говорить о снижении влияния России по крайней мере преждевременно.

Что касается Турции, сегодня эта страна взяла лидерство в свои руки и Россия вынуждена с этим согласиться. Но это не стратегическое. а тактическое согласие. Соперничество России и Турции в регионе будет продолжаться. И вот тут мы должны быть очень внимательны и осторожны, чтобы не попасть в ситуацию между молотом и наковальней. Честно говоря не знаю, проведена или нет оценка рисков, исходя из новой реальности в регионе, но если нет, это нужно сделать как можно быстрее. Нам необходимо иметь дорожную карту по хеджированию данных рисков.

По поводу российско-американских отношений, не думаю, что они смотрят на Байдена как на угрозу. Скорее они смотрят на происходящее как на вызов, и зная какой опыт есть у Москвы в отношениях с Вашингтоном, можно не сомневаться в том, что они постараются выстроить свои отношения с новой администрацией с учетом существующих реалий. С большой степенью вероятности можно говорить, что у них уже есть пакет предложений для новой администрации, потому что они прекрасно понимают, время конфронтации между США и Европой уходит в прошлое. Отношения между Вашингтоном и европейскими столицами потеплеют очень быстро. Европейцы ждут этого, и США вернется в Европу, вернется в евроатлантическое пространство,  вернется всеми своими ресурсами и очень активно.

Кроме этого не следует забывать. что демократы очень хорошо помнят крах попытки перезагрузки Клинтон – Лавров, как помнят и вмешательство России в выборы в США. Это то самое вмешательство, которое доказано и которое очень рассердило не только демократов, но и практически весь политический истеблишмент США. На этот раз вмешательство также было, но оно не было столь явным и не в таких масштабах, так как во-первых, американцы хорошо подготовились к противодействию такого рода вмешательству, ну а во-вторых, русские прекрасно знали, что американцы хорошо подготовились. 

Конечно в Москве предпочитали видеть Трампа в Белом доме.  Вообще президентство Трампа было очень интересным. У него были оригинальные идеи, но вся его энергия была направлена на то, чтобы “осушить болото” во внутренней политики, что, надо признать, по многим пунктам было необходимым. Однако он не смог выполнить эту задачу. Россию устраивала такая концентрация Трампа на внутренней политике, как и то, что Трамп изначально позиционировал себя как deal maker, то есть как человек способный заключать сделки. И все что делал Трамп во внешней политике было подчинено внутри американской повестке. Кремль это вполне устраивало, они поняли алгоритм действий Трампа, с большим интересом наблюдали за кадровой чехардой в Госдепе (там ситуация наладилась только с приходом Помпео), в Совете Безопасности, в разведсообществе, и делали свои выводы. Одна из главных целей внешней политики России – дискредитация демократии как института. И надо признать, что они достигли определенных успехов в этом направлении не только на постсоветском пространстве, но и в Европе. 

Так что приход Байдена для Кремля не опасность, а очень большой вызов, и будет очень интересно наблюдать, как они будут решать эту проблему. Думаю они начнут с переговоров по всем договорам и конвенциям по ядерному оружию, то есть с темы, которая очень близка Байдену. Но это будет очень непросто, так как позиция демократов на этот раз будет очень жесткой.

Что касается отношений между Россией и Грузией, в последнее время мы практически не видим встреч в формате Карасин – Абашидзе, да и встреч в женевском формате тоже давно не было. Правда сейчас пошли слухи о том, что встречу в женевском формате собрались провести в Москве. Если это правда, решительно непонятно причем тут Москва и чем им не угодил прекрасный город Женева. Да и повестки  для подобных встреч практически нет. О чем говорить? Есть какая-то новая инициатива? Встречаться конечно надо, но у встреч должна бы повестка , иначе они не имеют смысла. 

Мы стоим на пороге больших перемен. В Белый дом приходит команда, которая хорошо знает Грузию, люди, у которых есть не только прагматизм, но и человеческие чувства по отношению  к тому пути, который пришлось пройти нам. Можно не сомневаться в том, что эта команда будет стоять на страже демократических ценностей. Поэтому я думаю, что мы не должны упустить эту возможность.


Гела Бежуашвили, программа GSAC Внешняя политика