GSAC Analytics

Новые методы ведения войны в Карабахе (уроки для Грузии)

Новые методы ведения войны в Карабахе (уроки для Грузии)

Решил поделиться некоторыми предварительными вывода на тему методов ведения войны в Карабахе и их влиянию на концепцию обороны Грузии. 

Наиболее интересные сферы:

  1. Значение применения дронов и их роль в нашей концепции ведения боевых действий
  2. Переосмысление роли и задач средств огневой поддержки (артиллерии)
  3. Изменения и адаптация к новым условиям действий инженерных войск
  4. Переосмысление роли спецназа в современной войне
  5. Изменения в тактике действий сухопутных сил (танковых и пехотных соединений)
  6. Новые возможности логистики

Роль дронов в боевых действиях:

Понятно, что прямое механическое копирование действий Азербайджана и Армении в карабахском конфликте в наших условиях, конечно, невозможно. В первую очередь необходимо оценку живой силы и огневой мощи противника, а также возможности применения дронов в конкретных условиях.  также необходима оценка того, когда и в какой ситуации противник может применить дроны и будет ли иметь их применение иметь решающее значение. В то же время уже абсолютно очевидно, что дроны будут выполнять свои стандартные функции, такие как  разведка, обнаружение целей,  корректировка огня и радиоэлектронная борьба.

Главный вопрос – насколько ожидаемо применение дронов с российской стороной в случае военного конфликта с Грузией ?  В карабахской войне случае беспилотники, примененные Азербайдджаном, сыграли очень важную роль в прорыве оборонительных заграждений (линии) и в массовом уничтожении огневых позиций (что  значительно сократило ответные удары армянской артиллерии) противника. Это  также оказало серьезное морально-психологическое воздействие на армянские подразделения, и соответственно заставляет пересмотреть тактику ведения боя. В нашем случае ситуациянесколько иная.

Во-первых, большое количество  и широкий  диапазон российских систем огневой поддержки (как с точки зрения огневой мощи, так и глубины удара), а также тактика и традиции их использования на больших площадях, вместе с огромным запасом боеприпасов создают российским войскам возможности использования дронов в разведывательных (“охотничьих”) целях для обнаружения и уничтожения наиболее важных целей противника (High Value Target/HVT) . В случае необходимости дроны будут использованы для подавления радио-коммуникационных связей.

Следует учитывать схему, стиль и традицию действий российских сухопутных войск, а также масштаб используемых сил. Азербайджан ни при каких обстоятельствах не смог бы собрать на конкретном участке фронта сопоставимое с РФ количество войск. Азербайджанский армейский корпус включает в себя 2-3 бригады, тогда как для ВС РФ сосредоточение 20-ти тысячной группировки войск на конкретном направлении не представляет никакой проблемы. При таком количестве средств огневой поддержки дроны вряд ли будут выполнять задачи целенаведения и будут использоваться исключительно в разведывательных целях и для уничтожения наиболее важных целей противника. Для примера, несмотря на большую численность турецкой армии, мощь их средств огневой поддержки сильно уступает огневой мощи российской армии как в части разнообразия средств огневой поддержки, так и в части глубины действия. Поэтому турки объективно вынуждены исправлять этот недостаток количеством дронов и разнообразием спектра выполняемых ими задач. Русским такое количество дронов просто не нужно. 

Конечно, необходим анализ вариантов использования дронов и другими потенциальными противниками, и тут картина будет совершенно иной, что соответственно приведет к другим выводам. 

Переосмысление роли и задач средств огневой поддержки (артиллерии) :

Война в Карабахе показала, что наряду с разведывательными задачами дронов, едва ли не более важной задачей дронов стала задача по уничтожению огневых позиций (артиллерийских и ракетных систем) противника.

После уничтожения средств ПВО (что было первостепенной задачей дронов), мы стали свидетеля эффективного использования дронов по обнаружению и уничтожению артиллерийских позиций противника. 

В случае отсутствия дронов задача по обнаружению артиллеристских позиций противника легла бы на разведывательные (специальные) подразделения и подразделения контрбатарейной борьбы. 

При этом обнаружение и уничтожение огневых средств противника сильно затруднено если артиллерийские и ракетные установки мобильны и могут менять позиции после нанесения удара.

Таким образом, обнаружение дронами артиллерии противника, включая позиции находящиеся далеко от линии фронта, целеуказание или эффективное уничтожение, становится намного более простой и менее рискованной задачей, чем это было раньше. Российская группировка постарается максимально использовать эту функцию, поскольку грузинская артиллерия является единственным и наиболее эффективным средством для нанесения значительного урона противнику в короткие сроки на большом расстоянии.

В связи с этим следует пересмотреть концепцию противовоздушной обороны и отдать приоритет в оснащении частей средствами ПВО, прикрывающих  на артиллерийско-ракетные и базовые маневренные части. Карабахская война показала первостепенное значение решения этой задачи.

Карабахская война выявила необходимость принципиально новых инженерных решений при обустройстве  артиллерийских позиций, поскольку ни один из компонентов (ни камуфляж, ни физическое расположение военной техники) армянских артиллерийских позициям не соответствовали новым требованиям ведения боя.

Кроме этого, боевые действия показали необходимость оборудования максимального количества ложных позиций с муляжами военной техники, которые в то же время должны выполнять функцию резервных позиций. Причем все позиции должны быть устроены таким образом, чтобы их уничтожение дронами было крайне осложнено, и в то же время полностью отвечать современным требованиям маскировки, для того, чтобы усложнить задачу их обнаружения теми дронами. 

Для выполнения задач по маскировке ракетно-артиллеристских позиций необходимо использовать рельеф местности. Необходимо использовать естественные пещеры в горах и специально построенные для этого тоннели, также максимально замаскированные, где можно было бы оперативно спрятать ракетно-артиллеристские установки, сразу после нанесения ими огневого удара.  Очевидно, что мобильные системы огня имеют в данном случае серьезное преимущество и являются лучшим выбором. 

Переосмысление задач инженерных подразделений:

Боевые действия в Карабахе внесли серьезные коррективы в задачи инженерных подразделений не только по обустройству позиций артиллерии, но и предъявили новые требования по обустройству позиций как пехотных, так и танковых/механизированных воинских подразделений. Необходим анализ и переосмысление обустройства позиций с учетом возможного господства дронов в воздухе. 

Если до недавнего времени окопы и блиндажи более или менее обеспечивали задачу по защите личного состава при атаке наземных сил, танков, артиллерии и авиации противника, то сегодня постоянное и точное использование дронов в зоне боевых действий, сделало актуальной задачу – какие именно инженерно тактические сооружения/методы  необходимы для защиты живой силы и военной техники. Возможно на первом этапе речь будет идти об обустройстве специальных защитных сооружениях для  отдельных, особо важных подразделений пехоты, например, о противотанковых или минометных расчетах, и для командных пунктов. 

Следующая проблема – необходимость защиты позиций бронетехники от атак с воздуха. Позиция для ведения огня, прикрытая насыпью земли на бревна  (не менее 1 метра) серьезно сократить возможности поражения бронетехники и в то же время даст бронетехнике столь необходимую возможность ведения прямого огня. Конечно. полной гарантии подобные меры не дают, однако эти меры могут серьезно сократить потери. 

В случае уничтожения дронами противника основных сил артиллерии и бронетехники, важнейшей инженерно-технической задачей становится обустройство такой линии обороны (минирование, траншеи, заграждения, водные рубежи и так далее), которая смогла бы остановить продвижение противника на основных направлениях и нанести ему максимальный ущерб. 

Возросшая роль спецназа:

Коротко, в условиях действий дронов меняются задачи сил специального назначения. Необходим новый алгоритм действий спецназа  в ходе тактической и глубинной разведки с учетом информации, полученной посредством дронов, наведения дронов-камикадзе и прямого уничтожения целей особой важности. 

Действия наземных сил в условиях доминирования дронов:

Коротко,  в условиях господства противника в воздухе необходимо максимально, там где это возможно, отказаться от обустройства статичных позиций. за исключением тех случаев. когда позиции обустроены так, как описано выше. основной акцент должен быть сделан на мобильную тактику ведения боя небольшими автономными группами с максимальным использованием природной среды (лесные массивы, ущелья и так далее)

Новые возможности логистики:

Коротко, решение задач обеспечения и снабжения боеприпасами, оружием, продовольствием и медикаментами малых оперативно-тактических групп с помощью дронов.

Лаша Дзебисашвили, GSAC