GSAC Аналитика

Какой могла бы быть реакция МИД Грузии на сообщение МИД России

Какой могла бы быть реакция МИД Грузии на сообщение МИД России

Начнем с самого сообщения.

О встрече в формате видеоконференцсвязи сенатора Российской Федерации Г.Б. Карасина со специальным представителем Премьер-министра Грузии З. Абашидзе

СООБЩЕНИЕ ДЛЯ СМИ

27 ноября в рамках действующего российско-грузинского неформального диалогового механизма сенатор Российской Федерации Г.Б.Карасин провел встречу в формате видеоконференцсвязи со специальным представителем Премьер-министра Грузии З.Абашидзе. В ней приняли участие представители МИД и министерств транспорта обеих стран.

В контексте обсуждения региональной проблематики отмечена важность принятия Заявления Президента Азербайджанской Республики, Премьер-министра Республики Армения и Президента Российской Федерации от 9 ноября 2020 года, позволившего остановить военные действия и создать условия для стабилизации ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта. Реализация указанных трехсторонних договоренностей, в частности, о разблокировании транспортных коммуникаций и экономических связей, открывает новые возможности для всех закавказских государств, включая Грузию.

Состоялся обстоятельный обмен мнениями по ряду практических вопросов двусторонних отношений. Подтвержден обоюдный настрой на преодоление негативных последствий известной антироссийской провокации, устроенной грузинскими националистами летом 2019 года. Рассчитываем, что русофобская риторика, активно задействовавшаяся радикальными кругами в ходе избирательной кампании, останется в прошлом, а победившие на парламентских выборах политические силы используют полученный ими мандат доверия избирателей для содействия продолжению процесса нормализации двусторонних отношений.

Проведен обзор российско-грузинских торгово-экономических связей. Вопреки политической конъюнктуре и трудностям, связанным с пандемией новой коронавирусной инфекции, Россия остается вторым по значимости внешнеторговым партнером Грузии и крупным импортером грузинской продукции, прежде всего вина.

Обсуждены возможности увеличения количества предоставляемых сторонами на двусторонней основе разрешений на грузовые автоперевозки. Затронуты перспективы восстановления авиасообщения между двумя странами с учетом введенного в июле прошлого года временного запрета на воздушные пассажироперевозки в Грузию. Условия для этого хорошо известны: прекращение антироссийских проявлений в Грузии и исчезновение угроз безопасности для росграждан. Кроме того, в обеих странах должна нормализоваться санитарно-эпидемиологическая обстановка, вызванная пандемией COVID-19.

Рассмотрены перспективы имплементации российско-грузинского межправительственного Соглашения о механизме таможенного администрирования и мониторинге торговли товарами от 9 ноября 2011 года. Достигнуто понимание о необходимости продолжения неполитизированного обсуждения в целях урегулирования остающихся спорных вопросов и начала практической реализации Соглашения.

С российской стороны подтверждена готовность к конструктивному взаимодействию с грузинскими партнерами по вопросу борьбы с распространением COVID-19 в наших странах, в том числе путем использования разрабатываемых вакцин. В то же время Г.Б.Карасин указал на сохраняющиеся озабоченности в связи с военно-биологической деятельностью на базе расположенного в пригороде Тбилиси Национального Центра здравоохранения имени Р.Лугара, призвав грузинскую сторону обеспечить посещение этого объекта российскими специалистами.

В ответ на безосновательные претензии в адрес России, а также наших абхазских и югоосетинских партнеров относительно так называемой «бордеризации» и «незаконных задержаний» указали, что речь идет об обеспечении безопасности людей. Акцентировали необходимость прекращения провокаций и незаконных переходов госграницы со стороны Грузии, решения возникающих вопросов в конструктивном ключе в рамках Международных женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье и действующих под их эгидой Механизмов по предотвращению и реагированию на инциденты.

Обозначен обоюдный интерес к урегулированию проблем с грузинской дипломатической недвижимостью в Москве и российской дипломатической недвижимостью в Тбилиси на основе принципа взаимности.

Достигнута договоренность о проведении следующей встречи Г.Б.Карасина и З.Абашидзе в первом квартале 2021 года – если позволит санитарно-эпидемиологическая обстановка, то в очном формате в Праге.

А теперь о том, каким мог бы быть комментарий:

  1. О разблокировании транспортных коммуникаций и экономических связей, открывает новые возможности для всех закавказских государств, включая Грузию – речь идет о железной дороге через Абхазию, аргументы почему открытие данной дорогу прямо угрожает суверенитету и территориальной целостности Грузии хорошо известны. Разговоры о том, что мол открытие железнодорожного сообщения через оккупированную Абхазию выгодно Грузии, вызывают недоумение. Чем выгодно?  Если кто-нибудь назовет хоть одну причину, почему Грузия должна пойти на открытие данной дороги, выслушаю с большим интересом. Однако, сомневаюсь, что подобные причины существуют. А призыв к неполитизированному обсуждению вопроса об открытии транспортного коридора через оккупированную территорию, выглядит просто циничным. 
  2. Известной антироссийской провокации, устроенной грузинскими националистами летом 2019 года – здравый смысл подсказывает нам, что провокацию устроили те, кто усадил депутата Государственной Думы Российской Федерации в кресло спикера парламента. Напоминаю, Российская Федерация оккупирует два региона Грузии (Абхазию и так называемую Южную Осетию), “признание” данных регионов нарушает суверенитет и территориальную целостность Грузии, между РФ и Грузией нет дипломатических отношений. Являются ли те, кто усадил в кресло спикера парламента Грузии депутата Сергея Гаврилова грузинскими националистами и русофобами, не знаю, может и являются. Но ведь МИД РФ совсем не их имел в виду. На самом деле здесь другая проблема, в Москве действительно не видят реальных причин реакции грузинского общества, и считают то, что произошло по данному вопросу просто провокацией отдельных политических сил, а не реакцией грузинского общества.
  3. По поводу временного запрета на воздушные пассажироперевозки в Грузию и угрозы безопасности росграждан – начнем с запрета, при введении которого много говорилось о катастрофических последствиях для Грузии от данного запрета. Как и предсказывали многие грузинские эксперты никакой катастрофы не произошло, 2019 год был рекордным по количеству туристов в Грузии. Более того, в результате данного запрета Грузия как туристическое направление получила мощную дополнительную рекламу в мировых СМИ, что привело к росту туристов из других стран, в том числе из Европы и Северной Америки. Запрет на авиасообщения создал дополнительные неудобства тем людям, которые являются связующим звеном между Грузией и Россией, российским авиакомпаниям, а также российским туристам, для которых Грузия в последние годы стала популярным туристическим направлением. Означает ли это. что турсектор Грузии не пострадал? Нет, не означает. Пострадали прежде всего те компании, которые работали с российским рынком и в которых было занято немало российских граждан. Сегодня, в период пандемии, вопрос о восстановлении авиационного сообщения вообще потерял свою актуальность. И по поводу безопасности российских граждан – сегодня в Грузии постоянно проживает и работает более ста пятидесяти тысяч российских граждан, кто-то имеет вид на жительство, кто-то пересекал границу (в основном Армении, Азербайджана или Турции) раз в полгода, чтобы иметь возможность легально находиться в Грузии последующие шесть месяцев. Сейчас, в период пандемии, с последней категорией, а их большинство, возникла проблема. Вот об этом правда не мешало бы позаботиться МИД РФ, а что касается угрозы безопасности российских граждан, никаких свидетельств о существовании данной угрозы нет и быть не может. Потому что угрозы нет.
  4. По вопросу посещения лаборатории Лугара российскими специалистами – хорошо известный факт, что РФ является членом международных организаций, в рамках которых вполне возможен любой мониторинг объектов типа лаборатории Лугара. Грузинская сторона неоднократно предлагала российской провести подобную инспекцию вместе со специалистами из других стран под эгидой любой международной организации, занимающейся подобными вопросами. Почему российская сторона считает, что обладает правом инспектировать объекты на территории другого государства, остается загадкой.
  5. По бордеризации – то, что процесс строительства заграждений на территории другого суверенного государства является грубейшим нарушением как суверенитета данного государства, так и  международного права, факт очевидный. Кроме этого,  в рамках данного процесса задерживаются граждане Грузии, проживающие на данной территории, , что по факту является похищением людей, а тоже отчуждаются сельскохозяйственные угодья, участки, прилегающие к домам и даже кладбища. В итоге данный процесс в Грузии называют “ползучей оккупацией” и он не имеет ничего общего с обеспечением безопасности людей.
  6. По поводу дипломатической собственности ничего не скажу, так как не в курсе. Пусть все будет по честному. 

Такой могла бы быть реакция нашего МИД, не по форме, по содержанию. Ведь главная проблема в отношениях Грузии с Россией даже не в оккупированных территориях. В Москве до сих пор, спустя тридцать лет, искренне не могут понять, что Грузия является суверенным государством. субъектом международного права, а не задним двором РФ, с которым можно поступать так, как заблагорассудится. Но, что ещё хуже, похоже это не совсем понимают и наши власти.

Гела Васадзе, GSAC