GSAC Analytics

Турецкая неделя – Канал “Стамбул”, ковид и внешняя политика

Турецкая неделя – Канал “Стамбул”, ковид и внешняя политика

Одним из главных вопросов внутренней политики Турции на прошедшей неделе был вопрос о строительстве канала “Стамбул”. В прошлую пятницу президент Турции Эрдоган заявил о том, что проектирование строительства канала “Стамбул” подошло к концу и скоро будет объявлен тендер. Главный противник строительства канала  мэр Стамбула Экрем Имамоглу прокомментировал ответил на это заявление президента – «Эрдоган прав, проекту пришел конец, потому что он не будет реализован». После чего почти всю неделю вокруг этого вопроса кипели нешуточные страсти.

Идея строительства канала, который разгрузит трафик судоходства на Босфоре. позволит взимать плату за прохождение судов, на Босфоре это невозможно согласно конвенции Монтрё и  повысит логистическое значение Турции и Черного моря, впервые была высказана Эрдоганом ещё в 2011 году. В 2018 году был утвержден маршрут канала, который свяжет Мраморное море с Черным. 

Канал Стамбул имеет также и военно-политическое значение. Согласно конвенции о режиме черноморских проливов, заключенной в швейцарском городе Монтре, Турция обладает суверенитетом над проливом Босфор, но не имеет право  пропускать военные суда не черноморских стран выше определенного тоннажа. Кроме этого пребывание военных судов не черноморских стран, прошедших через канал Босфор не должно превышать 21 день. Во время августовской войны 2008 года Турция столкнулась с серьезной проблемой пропуска флагманского корабля 6-го флота США в Грузию, так как та же конвенция Монтрё запрещает пропуск военных кораблей в военное время. В конечном итоге проблема была разрешена, так как юридически для самой России агрессия против Грузии не была войной. а лишь “операцией по принуждению к миру”, но ситуация показала уязвимость позиции Турции.

Вообще вопрос о проливах с восемнадцатого века был крайне болезненным для Турции. Российская империя прямо заявляла о своем намерении взять проливы под свой контроль, все это идеологически оправдывалось формулой – восстановить кресты над святой Софией. И только революция в России с последующим выходом из войны позволили Турции сохранить Стамбул и контроль над проливами. 

На Потсдамской конференции Советский Союз потребовал создания советской военной базы в проливе Дарданеллы и предъявил территориальные претензии Турции. В своих воспоминаниях тогдашний посол США в СССР Бедел Смит пишет о состоявшемся разговоре со Сталиным. 

Сталин посмотрел на меня и ответил: «Мы не станем заходить слишком далеко. Я заверил президента Трумэна и говорил публично, что Советский Союз не намерен нападать на Турцию, такого намерения не было, — сказал Сталин. — Но Турция слаба, у нее недостаточно сил, чтобы защитить проливы. А Советский Союз полностью осознает опасность, которая возникнет, если проливы попадут под контроль какого-нибудь иностранного государства. Турецкое правительство к нам недружелюбно. Поэтому Советский Союз потребовал базу в Дарданеллах. Вопрос связан с нашей собственной безопасностью».

В феврале 2014 года Россия предъявила претензии Турции, так как фрегат ВМС США USS Taylor провел в Чёрном море 33 дня вместо допускаемых конвенцией 21. И это несмотря на то, что на это были чисто технические причины, во время захода в порт Стамбул фрегат наскочил на мель и повредил винт. 

Таким образом строительство канала Стамбул решает не только экономические. но и серьезные политические задачи. В случае его реализации роль повысится роль Турции в обеспечении безопасности на Черном море.

Однако у канала есть и свои негативные стороны. Противники строительства канала приводят в основном экологические аргументы. Так мэр стамбула Имамоглу считает, что строительство канала повысит риски землетрясений. В ответ на это проправительственные медиа в ответ упрекают мэра, что именно Имамоглу после сократил бюджет на минимизацию последствий землетрясений на 65%. Ещё одним аргументом являются демографические проблемы. По расчетам специалистов в случае строительства канала население Стамбула вырастет на 1,2 миллиона человек, что неизбежно создаст проблемы с трафиком. В городском транспорте были запущены специальные ролики с антирекламой строительства канала. Понятно, что это инициатива стамбульской мэрии.

В целом можно отметить, что несмотря на то, что баталии вокруг строительства канала в разгаре, центральное правительство твердо намерено реализовать проект, несмотря на экономический кризис. вызванный глобальной пандемией.

Пандемия ковид-19 продолжает оставаться одной из главных проблем Турции. 4 декабря власти были вынуждены ввести 56-часовой карантин по всей стране, который заканчивается только в понедельник  7 декабря с 5 утра. На улицу можно выходить только за продуктами с 10 до 17 часов. Турецкая газета Karar критикует решение властей о закупке китайской вакцины “Corona Vac”, называя её дорогой и сомнительной. Министр здравоохранения Турции Фахреттин Коджа заявил, что вакцинация населения республики  начнется с 11 декабря. В первую очередь будут вакцинировать медицинских работников. Турция занимает 4-е место в мире по росту заболеваний.

Сотрудники турецкой полиции задержали журналистов российского телеканала НТВ недалеко от здания, в котором располагается специализирующаяся на производстве турецких боевых беспилотных летательных аппаратов компания Baykar Savunma. Вместе с российскими журналистами был задержан и гражданин Турции. Интересно, что это произошло практически одновременно с тем, что российская стороны заключила соглашение об импорте мобильных противодронных систем с турецкой компанией Ulusal Harp Teknolojileri Savunma Sistemleri.

3 декабря состоялся телефонных разговор между министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу и госсекретарем США Майком Помпео. Это был первый разговор после того, как Помпео побывав в Турции не встретился со своим коллегой и президентом Эрдоганом, предпочтя посетить Стамбул, а не Анкару. По данным неофициальных источников выбор Помпео был обусловлен необходимостью встречи со вселенским патриархом, с которым госсекретарь США мог обсудить вопрос об автокефалии Македонской Церкви. В комментарий к разговору между главами  внешнеполитических ведомств издание Politico пишет, что Помпео упрекнул Турцию за покупку российских комплексов С 400, а Чавушоглу за поддержку Греции и курдских  военных формирований YPG на севере Сирии. 

Министерство обороны Турции сообщило о завершении технических переговоров о совместном турецко-российском центре по Нагорному Карабаху.  Министры обороны России и Турции 11 ноября подписали меморандум о создании совместного миротворческого центра. До сих пор велись переговоры в Москве и Анкаре. Сегодня стало известно о том, что стороны договорились и подписали соглашение.

В интервью с главой европейского внешнеполитического ведомства Жозепом Боррелем корреспондент Евроньюс Анна Лазаро коснулась темы Турции – Турция не только присутствует во многих частях мира, но и создает серьезные проблемы для Европейского Союза в Восточном Средиземноморье. Европейский Союз определил для себя срок до 10 декабря, чтобы решить, вводить санкции или нет…

На это глава внешнеполитического ведомства заметил, что речь идет о возможном пересмотре отношений с Турцией, и далеко не все страны хотят санкций. Да,  серьезных улучшений отношений с Турцией не произошло, но это должно быть решено главами государств и правительств. Я ограничусь выражением своей оценки событий. 

Отдельно Жозеп Боррель коснулся миграционного соглашения между ЕС и Турцией – “Посмотрите, это соглашение, которое породило множество различных оценок, положило конец гибели людей, вызванной неконтролируемым потоком мигрантов. И мы все видели драматические кадры последствий неконтролируемого потока людей, пытающихся пересечь море опасным способом. Но в Турции три миллиона сирийских беженцев, три или три с половиной миллиона. Мы, из Европейского Союза, помогаем этим беженцам в образовании, здравоохранении и продовольствии. Деньги идут почти в полном объеме, напрямую им. Турция держит их на своей территории. Что стоит больших денег. Представьте себе, если бы в Испании нам пришлось принимать и заботиться о трех миллионах человек. Вам не кажется, что это было бы проблемой для общества?”

Вообще эта неделя была очень активной для внешней политики Турции. Важной новостью является телефонный разговор президента Эрдогана с королем Саудовской Аравии Салманом. Разговору предшествовала встреча глав внешнеполитических ведомств двух стран в столице Нигерии Лагосе, где они присутствовали на саммите стран Организации Исламской Конференции. Конечно, говорить о возобновлении полноценного стратегического партнерства между Турцией и Саудовской аравией пока явно рано, но положительный тренд налицо. 

Ещё одна интересная новость, израильский политолог Авраам Шмулевич пишет о том, что турецкие и израильские СМИ сообщают ( без ссылки на источники), что между разведками двух стран подписано соглашение о сотрудничестве.

Турция проводит секретные переговоры с Израилем по нормализации отношений, сообщает израильский эксперт и журналист Эхуд Яари.  В качестве главного переговорщика с турецкой стороны выступает глава разведки MIT Хакан Фидан, с израильской – высокопоставленные сотрудники Моссад.  Турецкая журналистка Эмбрин Заман, известная своими источниками в Анкаре, сообщает, что между сторонами уже состоялись как минимум 3 встречи. По ее словам, рассматривается возможность нормализации отношений, которые стали резко ухудшаться после прихода к власти Реджепа Тайипа Эрдогана и операции Армии обороны Израиля “Литой свинец” в секторе Газа.  В ходе переговоров стороны также обсудили ситуацию в Сирии, восточном Средиземноморье и Ливии.  Израиль требует от Турции прекращения деятельности оперативного штаба ХАМАС на её территории.  Турция стремится к определенному улучшению отношений с Израилем на фоне опасений Анкары о ещё большем охлаждении отношений с США после прихода Джо Байдена в Белый дом – написал в своем блоге Авраам Шмулевич.

На этом пока все. Следующая неделя будет не менее интересной.

Обзор подготовила Гульсафа Байрамова, GSAC