GSAC Аналитика

Каким будет 2021 год в грузинской политике?

Каким будет 2021 год в грузинской политике?

фотография Вано Шламова

Будет ли  2021 год – годом “Мечты”?

2020 год не был самым лучшим для грузинской политики и развития местной демократии. Кажется что нынешний  2021 год, для Грузии тоже будет не самым легким и спокойным. Но вот лично я ожидаю  много новых и интересных событий.

“Грузинская Мечта” провела победоносные – для себя –  парламентские выборы, в результате которых получила 90 мест в местном законодательном органе. В этом году «Мечта» надеется продолжить свое «победное шествие» по Грузии и победить на осенних выборах в органы местного самоуправления. Честно говоря, я ожидал, что после победы на выборах правящая партия внесет какие-то радикальные (и смелые) изменения в правительстве. Но к сожалению, я ошибся. Причем ошибся не в первый раз…

Новое/старое правительство Георгия Гахария не оказалось правительством прорыва или даже правительством перемен. Оно никакое. “Ни рыба, ни мясо” –  как бы сказал классик. Это не правительство эволюции или революции. Это правительство застоя и консервации. Консервации текущей – экономической, политической и социальной  – ситуации  и сохранения статус-кво в государстве.

Это правительство не способное провести радикальные и глубокие реформы, в которых Грузия нуждается сегодня. А ведь реформы нужны не только в сфере экономики, но и в сфере правосудия и местного самоуправления. Если власть ничего не замечает спешу доложить: в населении зреет недовольство. Ухудшение экономической ситуации в стране приводит к тому что растут протестные настроения, растут и ожидания – по отношению к властям – предложении по решению своих жизненных проблем, в том числе и по  улучшению условий жизни.  Если “Мечта” не справится с этой задачей, то осенью могут у неё появится очень серьезные проблемы на местных выборов. Возможное поражение на выборах в органы местного самоуправления усугубит и без того сложную политическую ситуацию в Грузии. В таком случае (в случае победы оппозиции)процесс поляризации политических сил настолько ускорится, что.  нынешний политический кризис покажется весьма  незначительным по сравнению с тем, что может ожидать нас осенью.

Будет ли 2021 год – годом оппозиции?

Последствия прошлогодних парламентских выборов должны заставить оппозицию пересмотреть (и переоценить)  свои программы и подход к избирателям. 

Да. В  2020 году “Мечта” победила. Но получила только 48%. А это значит  что оппозиция получила 52%! Не считая того, что 44% избирателей не приняло участия в выборах. Это огромная масса избирателей  которую можно  “рационально использовать” распространив  на них свое влияние. Оппозиция должна это осознать и учесть в своей  деятельности и активности а ближайшее время.

Если оппозиция серьезно настроена на победу над “Мечтой” то она должна измениться сама. Нужны не только новые идеи, программы и подход к избирателям. Нужен «ребрендинг», нужна «перегруппировка или переформатирование» сил среди наиболее важных и влиятельных оппозиционных сил в стране. Такие процессы мы уже начали наблюдать в конце 2020 года: выход Григола Вашадзе из Единого Национального Движения, распад «Гирчи» или выход из партии «Европейская Грузия» Елены Хоштария. Это только начало изменений / трансформаций на политической сцене Грузии. Помимо этих изменений, необходимо консолидировать отдельные политические силы и партии. В Грузии действует несколько десятков мелких партий и так называемых “карманных” партий, поддержка которых не превышает 0,5%. Лидеры этих партий должны прежде всего подумать о судьбе своих партий и продолжении своей политической деятельность на политической арене страны. А может лучше объединиться? Может лучше подумать о создании новой, более влиятельной политической силы, которая сможет завоевать как доверие, так и поддержку электората? Как показывают прошедшие парламентские выборы в Грузии, существует большая потребность в новой политической силе, новой «третьей силе».

У новой партии или коалиции могут быть все шансы на победу на осенних парламентских выборах. И   тогда точно 2021 не будет “Годом Мечты”.

Анжей Климчик, GSAC