GSAC Аналитика

Неумолимый закон политических джунглей

Неумолимый закон политических джунглей

Если кто и знает, насколько опасно потерять власть в политической реальности постсоветского пространства, так это Бидзина Иванишвили, уроженец Чорвила, выросший в нищете и обогатившийся в   России лихих 1990-х. Тот самый Бидзина Иванишвили,  которого называют «Анакондой» и единоличным правителем этой страны.

Он очень хорошо знает, что его отказ от власти означает, что его собственное политическое детище, «Грузинская мечта», окажется перед смертельной опасностью. Это очень похоже на процесс выпуска на свободу животных, выращенных в зоопарке, которые сначала съедят друг друга, чтобы спастись от голода. А с теми кто победит во внутренней борьбе, покончат суровые джунгли или кто-то из собратьев, выросших в условиях дикой природы.

Так что давайте на время откажемся от гаданий по поводу того, действительно ушел Иванишвили или нет, и представим себе, что произойдет как только правительство и оппозиция поверят в то, что Иванишвили действительно вне игры и не вернется из самоизоляции. Так вот, сразу и неизбежно лидеры его партии начнут так рвать друг друга, что не заметить этого будет совершенно невозможно. Совсем скоро, Тея намылит шею Ираклию, Ираклий Георгию, Георгий Кахе, или наоборот, какая в сущности разница. А между тем, пока внутри Мечты будут проходить столь неординарные процессы, другая сторона, то есть оппозиция, если убедится в том, что царь устал и сбежал, все равно по какой причине (устал, постарел, соскучился по спорам с Кантом или по игре с внуком), с такой силой начнет переть на Мечту, что коленки Гахария, Каладзе и Талаквадзе вряд ли выдержат такое давление. Суровый закон политики гласит – власть не терпит пустоту и сильнейший  эту самую пустоту моментально заполняет. 

А кто у нас сегодня сильнейший? Правильно, Миша, которого Иванишвили так и не смог или не захотел уничтожить. И который несмотря на потерю главного врага, все равно останется единственным политическим тяжеловесом.

После этого вопрос о том, когда сработает беспощадный закон политики будет вопросом времени. И алгоритм этого самого закона хорошо известен – распятие знаковых фигур Мечты, конфискация всего, что “нажито тяжелейшим трудом” и болезненный процесс отправки на политическую свалку. Что касается самого Иванишвили, то его оставят на десерт, он потеряет все – деньги, активы, ресурсы и попадет туда, куда сам Иванишвили отправил первых лиц предыдущего правительства в 2012 году. Причем судебная система того же Мурусидзе сделает это с большим энтузиазмом. Конечно, такого сценария Иванишвили сможет избежать, если он покинет страну и отправится, например, во Францию, что более чем вероятно

Знает ли обо всем этом Иванишвили? Конечно знает, поэтому так тяжело себе представить, чтобы он, хорошо  знакомый с с реалиями постсоветских политических джунглей, так просто бы отказался от власти и подверг опасности все то, чем он так дорожит – активы, семью и самого себя. 

Логика подсказывает, что Бидзина никуда не уходит, не отказывается от власти и даже если захочет, не сможет это сделать, потому что он уже давно заложник не только власти, но и совершенных им поступков. Когда он начал сажать тех, кто передал ему власть в 2012 году, он тем самым проложил траекторию своего собственного будущего в случае передачи власти. Поэтому он не отказывается от власти, а уходит в  тень. Он просто больше не хочет тратить столько драгоценного времени, нервов и энергии на государство и людей, которые уже итак принадлежат и служат ему до конца.

По мирским делам лишь несколько смертных будут контактировать с этим «богочеловеком», которому уже 65 лет, и он играет со своим внуком, обнимается и разговаривает на деревьях и пишет книгу о воспитании будущих поколений, которую с нетерпением ждут в правительствах всего мира.

Георгий Таргамадзе в передаче “Формула Георгия Таргамадзе”