GSAC Analytics

Куда ушел Бидзина Иванишвили

Куда ушел Бидзина Иванишвили

В Грузии появилась новая игра. Она называется – куда ушел Бидзина. Несмотря на то, что большинство населения Грузии  без всяких игр уверено, что Иванишвили никуда не ушел, тем не менее, это не совсем так. То, что он ушел, как минимум из публичной политики, объективная реальность. Есть несколько версий почему это произошло и что это значит. Многие из тех, кто знает Иванишвили по прошлой жизни считают, что он ушел, потому что ему все надоело. В частности такого мнения придерживается Вано Мачавариани, один из ведущих экспертов Грузинского Центра Стратегического Анализа GSAC, дипломат, бывший посол Грузии в Японии. Он то как раз хорошо знаком с Иванишвили с детства, у них общая малая родина – село Чорвила. Как бы это ни казалось странным, версия рабочая версия. Ему действительно надоела политика и уже давно. Бремя власти для Иванишвили всегда было именно бременем.  Он не получал драйва от того, что царствует и правит, а публичность ему никогда не нравилась. Это вполне объясняет то, что Иванишвили будучи в идеальном возрасте для публичной политики (65 лет), резонно решил не тратить драгоценное время на то, что не приносит удовлетворения.

Другое дело, может ли Иванишвили уйти? В своей авторской программе на телеканале “Формула” Георгий Таргамадзе (известный политический аналитик, медиа-менеджер, в прошлом политик, депутат парламента нескольких созывов) высказал мысль о том, что в полный уход Иванишвили поверить трудно, так как если Иванишвили полностью отстранится от политики это неизбежно приведет к тому, что власть посыпится из-за внутренних разногласий. А единственной серьезной политической силой, которая сегодня способна подхватить власть – это партия Саакашвили, возвращение которой к власти неизбежно означает репрессии против Грузинской Мечты. ГМ сама задала этот вектор, пересажав всех видных представителей прошлой власти, кроме тех, кто успел уехать (этих осудили заочно). Может ли Иванишвили, даже если он сам благополучно отбудет во Францию или куда-то ещё, допустить такой конец. Действительно вряд ли. 

Кроме всего прочего, как справедливо заметил Нодар Харшиладзе (учредитель Грузинского Центра Стратегического Анализа GSAC, бывший заместитель министра обороны и министра внутренних дел), говорить об уходе из политики человека, который назначил на все ключевые места в исполнительной, законодательной и даже судебной власти подконтрольных ему людей, как минимум преждевременно. На мой взгляд, вполне вероятно, что Иванишвили действительно уходит из политики, но именно уходит, а не ушел. И процесс этого ухода может затянуться на достаточно долгое время. В своем прощальном интервью Первому каналу Иванишвили сказал, что три-пять лет Грузинской Мечте ничего не угрожает. Вполне возможно, что это и есть планируемый им срок полного отстранения от политических дел.  Впрочем все прекрасно понимают, что данный срок достаточно условный и напрямую зависит как от внутренних, так и от внешних обстоятельств. 

Сказать, что эти обстоятельства складываются для правящей команды из рук вон плохо – это ничего не сказать. Начнем с пандемии, понятно, что главный вопрос сегодня, это вопрос по вакцинации – когда и чем? На вопрос когда ответ уже сейчас очевиден – не скоро, скорее всего не раньше марта, а это значит, позже чем очень многие другие, в том числе и на постсоветском пространстве. О Штатах и ЕС речь вообще не идет. Вопрос – чем, не менее интересен. Чехарда заявлений по поводу разных вакцин порождает смутные сомнения по поводу того, не являются ли эти заявления отражением той внутренней борьбы, которая идет сейчас среди медицинских чиновников за столь жирный кусок, как приобретение вакцины. И вот тут вопрос, будет ли Иванишвили вмешиваться в столь “мелкий” вопрос. В сегодняшнем формате – вряд ли, а если вряд ли то, каким будет механизм принятия решения внутри властной команды. Раньше было все ясно и понятно, по любым вопросам был верховный арбитр, к которому можно было обратиться, даже если его это не интересовало. Сейчас этой опции у чиновников нет.

Вообще каков будет механизм принятия решений без Иванишвили? Известный грузинский политолог Гия Хухашвили считает, что Иванишвили сохранит за собой роль арбитра. Понятно, что сохранятся и все механизмы принятия неформальных решений в министерствах и ведомствах. Но раньше своеволие жестко каралось, а сейчас это будет вряд ли возможно. Политические фигуры внутри Мечты получат большую самостоятельность, а это значит, что свою игру, которую они итак вели, сейчас будут вести жестче и агрессивнее. Надеяться на то, что у них сработает инстинкт самосохранения не стоит, в политической борьбе такие инстинкты не работают.

Ещё один вопрос – политический кризис. Сейчас переговоры с оппозицией поставлены на паузу, понятно, что власти необходимо осознать новые реалии внутри себя, прежде чем общаться с внешним миром. Все условия для этого есть, когда удовлетворять заявления оппозиции об отказе от парламентских мест зависит от власти. Но это не может продолжаться вечно. То, что председателем партии стал “ястреб” Ираклий Кобахидзе можно считать политическим завещанием Иванишвили. Но сам же Иванишвили не может не понимать, что в силу личных качеств Кобахидзе не способен исполнять свою роль без серьезной поддержки извне. По свидетельству тех, кто знаком с ним, в жизни он прямая противоположность своему телевизионному образу. Ресурсно внутри Мечты хорошо выглядят Каха Каладзе и Георгий Гахария. Но их ресурсы не идут ни в какое сравнение с личным ресурсом Иванишвили. Будет ли сохранен третий политический центр силы внутри правящей партии, или произойдет перераспределение между Каладзе и Гахария, вопрос открытый и крайне интересный. Кстати, от ответа на этот вопрос во многом зависит и то, чем закончится политический кризис.

Что касается внешних условий, то и тут положения у правящей партии хуже губернаторского. Два фактора, которые определяют внешнеполитическое положение Грузии – усиление роли России на Южном Кавказе и новая администрация США. Факторы, как можно заметить, разнонаправленные. Но если усиление роли России уже свершившийся факт, то надежды на то, что новая администрация будет проводить более активную политику в регионе и соответственно, больше внимания уделять Грузии, пока только ожидания. Как это связано с уходом Иванишвили из публичной политики? Напрямую связано. Большая часть интервью Иванишвили Первому каналу состояла из клятв и обещаний про то, что никогда, ни при каких обстоятельствах, ни за что и ни в каком виде он не вернется в политику ни словом, ни делом, ни помыслами. Более  того, практически все свои официальные активы в Грузии Иванишвили перевел на собственный благотворительный фонд “Карту”. Это с одной стороны своеобразная страховка, а с другой избавление от активов, перспективы которых весьма туманны в постпандемический период. 

В заключении приведу ещё один момент из интервью Первому каналу. В этом интервью Иванишвили в своем интервью несколько раз повторил, что мудрый учится на чужих ошибках, умный на своих, а дурак ничему не учится. Вопрос, имел ли в виду под чужими ошибками Бидзина Григорьевич ошибки Владимира Георгиевича Плахотнюка остается открытым. 

Гела Васадзе, GSAC