GSAC Analytics

Трёхсторонний формат Турция – Грузия – Азербайджан (вводная часть)

Трёхсторонний формат Турция – Грузия – Азербайджан (вводная часть)

Распад Советского Союза имел серьезные геополитические последствия не только для региона Южного Кавказа, но и для сопредельных с ним  стран, а также крупных мировых игроков. По вполне понятным причинам Турция, которая тогда только готовилась к новой для себя роли региональной державы, не могла не интересоваться тем, что происходит на её восточных границах. В новой реальности Анкара увидела и новые возможности для продвижения своих интересов. Так что уже в начале 90-х годов риторика Анкары по отношению к Кавказу и Центральной Азии носила весьма амбициозный характер. Однако к концу века стало очевидно – Россия даже в состоянии перманентного кризиса имеет куда больше возможностей в регионе, нежели находящаяся на подъеме Турция. Турции потребовалось ещё почти двадцать лет для того, чтобы заявить о себе, как силе, которая готова принимать активное участие в кавказской политике. 

Сегодня Турция предлагает себя в качестве  регионального лидера сразу на нескольких направлениях  – Ближний Восток, Северная Африка и  на Кавказе и на Балканах.  Сегодня в Анкаре прекрасно понимают,  что участие в южно-кавказских делах это серьезная площадка для внешнеполитического торга с Россией практически по всем интересующим Турцию вопросам. И трехсторонний формат сотрудничества Турция – Грузия  – Азербайджан важнейший элемент этой политики.

Турция была одной из первых стран, которая признала независимость Азербайджана и Грузии. С тех пор отношения между государствами развивались по нарастающей. По вполне понятным, и даже естественным причинам, двухсторонние форматы сотрудничества вскоре переросли в трехсторонние. Крупномасштабные проекты, реализованные в трехстороннем формате имеют значение далеко не только региональное значение. Эти проект важны для Европейского Союза, что делает Грузию, вместе с Азербайджаном и Турцией важным элементом энергетической безопасности Европы. 

Понятно, что энергетические проекты в регионе  базировались на транспортировке  углеводородных ресурсов Азербайджана, что само собой увеличило  интерес к региону таких крупных игроков, как США, Великобритания и ЕС. С середины 90-х Азербайджан реализовывал свою стратегию экспорта нефти и природного газа Каспийского бассейна на международные рынки в обход России. Однако это было бы невозможно без поддержки и участия таких стран как Турция и Грузия, и не могло не вызывать недовольства России. Нефтепровод Баку-Супса, нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, с продолжением – Трансанатолийский газопровод (TANAP) и Трансадриатический газопровод (TAP), реализовывались при серьезном сопротивлении Москвы. Ещё бы, “великая энергетическая держава” считала каждый баррель нефти и каждый кубометр газа, поступающий в Европу без её контроля. Впрочем сегодня ситуация  кардинально изменилась, конфликт с Украиной и трудности со строительством Северного потока-2, сделали альтернативные пути поставок энергоресурсов в Европу актуальными для РФ.

Менее успешным следует признать проект железной дороги Баку – Тбилиси – Карс, которая изначально задумывалась как железная дорога между Азербайджаном и Турцией, и не был поддержан западными партнерами. Несмотря на то, что строительство железной дороги закончено более года назад, грузинская сторона не спешит сдавать объект в эксплуатацию, что предусматривает полноценную работу железной дороги, а азербайджанская не предпринимает никаких шагов, для того, чтобы привлечь дополнительные грузы из Центральной Азии, для этого необходимо разумное снижение тарифов. Несмотря на всё это и перспективы открытия дополнительного маршрута через Армению, БТК все ещё является достаточно перспективным проектом.  Конечно при условии серьезной работы над ошибками. 

Конечно, сводить трехстороннее сотрудничество Турции, Грузии и Азербайджана к крупным  региональным проектам было бы неправильно.  Турция как член НАТО активно поддерживает евроатлантические устремления Грузии. Кроме этого есть целый ряд программ трехстороннего военного сотрудничества, да и последние события в регионе серьезно усилили роль Турции в региональной безопасности. Впрочем это предмет отдельного обстоятельного разговора.

Камран Мамедов, GSAC