GSAC Analytics

Заявление Народного защитника о положении в тюрьмах и его последствия

Заявление Народного защитника о положении в тюрьмах и его последствия

Мне сложно писать этот текст, не хочется быть предвзятым, так что я постараюсь максимально непредвзято описать мое отношение к проблеме, которой занимаюсь уже много лет. С 2003 по 2013 год я был сотрудником правоохранительных органов, и принимал непосредственное участие   во всех реформах этой системы. Вчера Народный защитник Грузии сделала заявление, которое не может не быть шоком и свидетельством краха всего того, что мы делали в те годы. Так о чем таком сказала  Народный защитник?   

Нино Ломджария обвинила власти в препятствовании предусмотренной законом деятельности  сотрудников аппарата Народного  защитника в пенитенциарных учреждениях. Более того, Народный защитник рассказала о существовании целой системы, которая делает мониторинг данных учреждений невозможным. Причем данная система включает в себя как представителей власти, так и отбывающих наказание так называемые криминальные авторитеты. 

В ответ в министерстве юстиции заявили, что от аппарата Народного защитника по этому поводу никогда никаких жалоб не поступало, и более того, обвинили работников аппарата Народного защитника в провоцировании заключенных. Что ж традиции, заложенные теперь уже бывшим министром юстиции Теей Цулукиани, которая всегда отличалась резкими и в то же время странными заявлениями, в данном ведомстве успешно продолжены теперь уже новым руководством Однажды экс-министр юстиции даже опубликовала видеозапись, на которой представитель Народного защитника сделал замечание заключенному по поводу его одежды, на что получил резкую отповедь, смысл которой сводился к тому, что ол пусть он следит за дресс-кодом в своем ведомстве, а тоже обвинила представителей Народного защитника в слишком близких отношениях с заключенными, которым предлагали кофе и чай, и разрешали пользоваться туалетом в помещении для встреч. И все бы ничего, если бы представитель Народного защитника был при этом информирован, что его встречи с заключенными записываются на камеру, не говоря уже о том, что такие встречи можно записывать на камеру только с разрешения суда. 

Что касается ответа министерства юстиции, то данный ответ ничто иное, как вершина цинизма, поверьте, я знаю о чем говорю. Что значит они не знали и их не предупреждали?

Строгое и неукоснительное исполнение порядка мониторинга пенитенциарного учреждения представителем Народного защитником является прямой обязанностью администрации мест лишения свободы. Это касается и строго исполнения всех других правил безопасности, которые несомненно были нарушены в случаях, приведенных в заявлении Народного  защитника. Все подобные случаи должны немедленно пресекаться и ответственность за это несет администрация. 

Для этого в каждом пенитенциарном учреждении существует служба внутренней безопасности, в задачу которой входит сбор информации о возможных противоправных действиях со стороны заключенных, и передача соответствующей информации в режимную службу, в задачу которой входит нейтрализация правонарушений. Причем порядок действий этих служб четко прописан. Более того, ни в одном пенитенциарном учреждении открытого типа, так называемой “зоне”, ни один визитер, в том числе и представитель Народного защитника,  не может передвигаться без сопровождения сотрудника учреждения, в задачу которого входит нейтрализация любых действий, которые грозят безопасности или мешают выполнению профессиональной деятельности визитера. Говорю об этом как человек. знающий систему изнутри и неоднократно обеспечивающий подобные мероприятия. 

А теперь о самом болезненном моменте в заявлении Народного защитника – о запретах со стороны криминальных элементов мониторинга системы медицинского обслуживания в местах лишения свободы. Это уже переходит любые границы, даже по понятиям криминального мира забота о здоровье заключенных одна из важнейших задач в местах лишения свободы, и больше всего должны быть защищены права заключенного именно в этой части, причем не только со стороны администрации. А на поверку получается, что тесный альянс власти с криминальным миром уже затрагивает и этот принцип, что вынудило Народного защитника обратится к обществу и международным донорам, чтобы хоть как то исправить сложившуюся ситуацию 

Что касается тех сотрудников, которые не вмешиваются,  они ничем не отличаются от криминальных элементов, которые мешают  представителям Народного защитника исполнять свои обязанности. В противном случае ситуация ещё хуже, не хочется думать, что они настолько упустили контроль над положением в местах лишения свободы, что не могут противостоять криминалу внутри. Впрочем, меня уже ничего не удивит.  И про те криминальные элементы, о которых идет речь – это те люди, которые не просто готовы пойти на все, чтобы сохранить свое привилегированное положение.

И все-таки у них ничего не получится, все кто это видел понимают – это прелюдия к последней серии. 

Лаша Брегвадзе, GSAC