GSAC Аналитика

У нас слишком много иллюзий и завышенных ожиданий

У нас слишком много иллюзий и завышенных ожиданий

Несмотря на то, что Байден очень хорошо знает регион и хорошо знает Грузию, у нас не должно быть иллюзий по поводу того, что мол политика США в регионе будет строится на Грузии. Политика Соединенных Штатов по отношению к Грузии будет во многом зависеть от того, какую политику будет проводить новая администрация по отношению к России, какие между ними будут отношения, скорее всего эти отношения будут негативными. Ещё одним серьезным фактором, влияющим на политику США по отношению к Грузии будут отношения между Вашингтоном и Анкарой, и Вашингтоном и Тегераном. Не хочется уходить далеко в историю, но давайте вспомним о том, что Грузия впервые серьезно появилась на радарах американской внешней политики в 2002 и в 2005 годах, то есть после терактов 11 сентября. Повышенный интерес к региону Ближнего Востока обусловил интерес к Грузии. 

И сейчас, если мы им понадобимся они иогут сделать очень много, если будем не очень нужны, что-то конечно сделают, но это что-то несравнимо с нашими реальными потребностями. Но вот чего точно не надо делать, так объявлять Байдена спасителем. У нас не должно быть завышенных ожиданий. Несомненно Байден для нас лучше чем Трамп, и не потому, что Трамп был плохой, просто его не интересовал наш регион. Трамп не смог договориться ни с Путиным, ни с Эрдоганом, и на этом все закончилось. Грузия, Азербайджан, Армения – это было слишком мелко для него. С Байденом все по другому, какая то политика по отношению к Южному Кавказу у администрации Байдена конечно будет. Но надеяться на то, что вот пришел байден и Байден нас спасет, или как минимум должен спасти, было бы слишком наивно. Спасать себя мы должны сами и никак иначе. США могут нам в этом помочь, но именно помочь.

То же касается и вопроса вступления в НАТО, данный вопрос во многом зависит от того, какими будет отношение к НАТО  таких стран как Германия и Франция. Заявление макрона о том, что у НАТО умер мозг очень показательно. Сегодня Североатлантический блок на пороге серьезной реорганизации. Расширение возможно, но при сложившихся условиях пока это маловероятно. Если бы Грузия была готова к вступлению в НАТО, мы даже в таких условиях могли бы активно продвигать эту тему. Но сегодня Грузия объективно не готова к вступлению в НАТО.

У меня один вопрос, когда грузинская делегация едет на саммит НАТО и нам в очередной раз не дают, например план действий по членству, почему никто из членов делегации не говорит о причинах того, что произошло. Поверьте, на официальном уровне никто не называет Россию как причину не предоставления ПДЧ. Так вот, официальная причина всегда одна – Грузия не готова к членству в НАТО из-за недостаточности реформ. Причем речь не идет о военной реформе, как раз таки в этом компоненте у нас все в порядке. Речь идет об уровне демократии в стране. Никто не отрицает российского фактора в том, что мы до сих пор не смогли стать леном НАТО, но повторюсь – официальной причиной того, что мы до сих не смогли стать членом НАТО является то, что мы до сих пор не смогли стать демократической страной. И это прекрасно понимают в Соединенных Штатах, и пока мы не решим этого вопроса, Штаты не будут предпринимать сверхусилия, чтобы втащить нас в НАТО. А вот если мы сможем действительно стать “маяком демократии”, тогда уже мы сможем убедить как минимум определенные силы в США активно поддержать нас на пути вступления в НАТО. К нас должны быть общие ценности не на словах, а на делах, тем более, что администрация Байдена уделяет очень большое внимание этому вопросу. Демократизация будет сейчас исходной точкой политики новой администрации как внутри страны, так и за рубежом. 

Если Штатам нужна будет Грузия, он будут активно работать с правительством, с оппозицией, с гражданским сектором, с медиа. Если они они решат, что Грузия необходима им как главный партнер в регионе, понятно, что они постараются содействовать становлению стабильной политической системы в Грузии. Но это если полностью зависит от приоритетности безопасности черноморского региона. Зедсь есть ещё одна, наша внутреннняя проблема. А кто сейчас власть? То есть раньше если в Вашингтоне разговаривали с Талаквадзе или с Кобахидзе, прекрасно знали, что решать будет Бидзина. А кто будет решать сейчас решительно не понятно. Иванишвили остался только в крупных бизнес-проектах, там его интересам ничего не угрожает и для этого нет необходимости быть у власти. А вот кто сейчас будет принимать оперативные решения, в том числе и во внешней политике, вопрос открытый.  

Нодар Харшиладзе, GSAC