GSAC Analytics

Печальные истории двух женщин-политиков

Печальные истории двух женщин-политиков

Китайцы заблокировали осуждение военного переворота в Мьянме. И правильно сделали, правильно в том смысле, что было бы странно, если бы они этого не сделали, на то они и китайцы И вообще лучше быть чем казаться. Судьба пламенной пассионарии от демократии Аун Сан Су Чжи лишнее тому подтверждение.

Для тех кто не совсем в курсе, кратко расскажу об этой интересной женщине – её отца, одного из отцов-основателей Бирмы (так тогда называли Мьянму) убили, когда ей было два года. Мама была послом в Индии, а сама Чжи буквально ворвалась в бирманскую политику в 1988 году на митинге возле пагоды Шведагон, в святом месте. Ненасилие, Махатма Ганди, Мартин Лютер Кинг, права человека, демократия – полмиллиона бирманцев внимали этой речи в лучших буддистских традициях. Потом было много чего, рассказывать о чем подробно нет времени. Но вы и сами наверняка догадались – репрессии, преследования, пятнадцать лет домашнего ареста, премия Сахарова, Нобелевская премия. не женщина, а икона демократии.

А потом, в 2015 году партия Чжи пришла к власти и столкнулась с суровой реальностью окружающего мира. Из-за мужа британца стать официальным главой государства у неё не получилось, поэтому сначала она была министром иностранных дел, а потом, похоже специально для неё, придумали пост государственного советника. И всё бы хорошо, но тот кто слышал слово рохинджа и все, что с ним связано, вряд ли скажут, что приход к власти в Мьянме партии Чжи Национальная лига за демократию это happy-end. Позавчера Аун Су Чжи опять арестовали, арестовали военные, которые пришли к власти в результате государственного переворота. Того самого, осуждение которого заблокировали китайцы.


У нас как всегда, труба пониже, да и дым пожиже. В отличие от Аун Су Чжи, Тея Цулукиани, которая тоже боролась за права человека. Правда она не сидела под домашним арестом, а жила во Франции. Там и боролась. Потом также пришла к власти, хоть не number one, но не из последних – незаменимый министр юстиции. Что было дальше с правами человека и системой юстиции, вы наверняка в курсе. Сейчас её не арестовали, а отправили в почетную политическую ссылку, рулить образованием.

А вчера она обратилась к печально известному грузинскому политику Алеко Элисашвили со словами – Если Вы считаете, что выборы сфальсифицированы, то что Вы здесь делаете? Тут дело не в самом вопросе, а в том, кто его задает. С её энергией логично было бы возглавить “комсомольскую” фракцию внутри Мечты. Но ведь не пустят, у этой партии уже есть лидер, даже три лидера. Да и желающих станцевать чардаш на политических костях бывшего министра министра юстиции внутри самой правящей партии более чем достаточно. Так что и у этой истории нет счастливого конца.
Причудливо все-таки тасуется колода карт (с)

Гела Васадзе, GSAC