GSAC Аналитика

Дикость, которая ведет в ад

Дикость, которая ведет в ад

В своей авторской программе “Времена” на телеканале Formula учредитель Центра стратегического анализа GSAC Георгий Таргамадзе откликнулся на жуткий факт самоубийства четырнадцатилетней девушки в Кобулети

Говорят, что самоубийство – величайший грех и что преступник обречен на ад. Помимо канонических текстов про ад, кипящую смолу и скрежет зубов, о которых нам напоминают картины, фрески и литературные произведения, описанные в гениальных творениях, основной посыл, передаваемый на разных языках, – это пространство, где нет места для человечности и любви. Ад есть ад, потому что он лишен любви и сострадания.

Девушка о которой идет речь родилась в Грузии. Отец девушки вскоре умер. А когда ей было четыре года мать уехала работать за границу, десять лет общалась с ней только через мессенджер, Десять лет она не обнимала мать. Она росла с дедушкой в ​​среде, где женщины, в том числе девочки, имеют свои собственные представления о роли, месте, правах и равенстве, хотя это не личное, а скорее общее и часть системы ценностей, которая является органической и характерной для большая часть населения – женщина всегда виновата, и даже если она жертва, это никто не оспаривает; Этот глубоко укоренившийся менталитет должен бы быть заменен системой образования. Но наша система образования абсолютно бесполезна и не может ничего поменять, потому что в центре её педагоги – наставники, большинство из которых являются носителями тех самых старых ценностей, и которые даже в малейшем ослаблении ретроградной системе видят страшную угрозу своему авторитету и своему доминантному месту в обществе. Именно они активно поддерживают авторитет и власть ложного консерватизма, фундаментализма и дикого племенного примитивизма.

Получение квалифицированного полового воспитания для подростков в этом обществе более табуировано и греховно, чем участие в извращенном половом акте или участие в имитации выборов.

И в полицию идут работать люди, взращенные той же системой, для них девочка виновата по умолчанию, в их шкале ценностей. которая не имеет никакого отношения к закону. И в их глазах она уже женщина легкого поведения, несмотря на то. что она совсем не женщина, а несовершеннолетний подросток, у которой возникли чувства к мальчику немногим старше её. Или ей показалось, что почувствовала, как последняя надежда глотка свежего воздуха в удушающей обстановке патриархальности, как шанс побега из жуткой реальности к лучшей судьбе.

Эта судьба была зоной ответственности и того социального работника, который запретил матери, находящейся за две тысячи километров от своего ребенка и пытавшейся предотвратить трагедию, общаться с девочкой по мессенджеру и требует, чтобы девочка пришла к ней лично. А ведь это представитель той службы, на которую мы должны надеяться в подобных ситуациях, и это та самая служба, в которой прошли значительные сокращения в то время, когда чиновники разъезжают на “Лексусах” последней модели. В результате этих сокращений в Кобулети остался только один соцработник. На весь Кобулети только один, и это в стране, в которой матери уезжают на заработки за границу, оставляя детей на попечение потерявших социальную функцию и надежду, часто спившихся стариков в депрессивных селах и городах. Этим детям неоткуда ждать помощи, коммуникация с соцработником единственных механизм получения хоть какой-то защиты и помощи от государства.

Но государству не до них, государственные и другие авторитетные институты слишком заняты. У них много много дел, имитация демократии с исключением оппозиции и критических медиа тяжелая работа. На все остальное времени просто не хватает. Другим надо восстановить государственные границы, позаботившись о том, чтобы анафора не слишком походила на мантию обер-прокурора или просто прокурора. Они так увлеклись политикой, что забыли простую истину – превосходство и сила их пастырской миссии основываются на любви, мудрости, честности и смирении. В итоге мы теряем веру, нет, не в Бога, в них.

Потрясший нас трагический факт это та уродливая реальность, в которой мы живем. Реальность жестоко отраженная в зеркале, в котором отразилась трагическая судьба ещё одного подростка. И то, что мы увидели начисто лишено человечности. То, что произошло результат страшной деформации общества, отражение старого фантома. И сколько бы не занимались поисками виновных, понятно, что виновато общество в котором мы живем. Кому-то из подростков везет с окружением, с местом где они родились и растут. Кому-то нет, и вот именно в такой ситуации должно вмешаться государство, защитить, оградить, дать почувствовать подростку, что он не одинок и выход есть. Неплохо бы, чтобы этим занимались и другие авторитетные институты, главной задачей которых является сеять доброе и вечное…

Но увы, у нас совсем не так и не стоит питать иллюзий по этому поводу. Может просто стоит вспомнить слова Николая Бердяева: “Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад”