GSAC Аналитика

Ликбез по Грузии: почему власть не может договориться с оппозицией

Ликбез по Грузии: почему власть не может договориться с оппозицией

В Грузии случились слушания в Сенате США. Для тех, кто не в курсе поясню, вот уже почти полгода в Грузии политический дурдом который почему-то называют политическим кризисом. В чем суть – в последний день октября власти провели выборы в парламент. Причем провели так, что все остальные участники дружно сказали властям – если вы не хотите проводить приличные выборы. Мы не хотим сидеть в вашем неприличном парламенте. Сначала власти пожали плечами и подумали – ну ничего страшного, покочевряжатся и придут. Кто ж откажется от хорошей зарплаты, служебной машины и возможности быть всегда в телевизоре. Не говоря уж о других, более серьезных бонусах, о которых все знают, но мало кто говорит.

Но вскоре оказалось, что власть просчиталась. Вся оппозиция уперлась и начала требовать новых выборов. Почему так произошло? Тут все достаточно просто – националам, партии Саакашвили, нет никакого смысла опять идти в парламент и быть там оппозицией. Они там уже были много раз. Тем более, что будучи самой крупной и мощной оппозиционной силой, националы почувствовали запах крови. Да и единодушное фи со стороны остальных оппозиционных партий воодушевляло как боевые крики егерей во время охоты.

У партий помельче была иная аргументация. Если партия власти Грузинская Мечта и Национальное движение весело играли в Чапаева, с остервенением кидая друг в друга шахматные фигуры, маленькие партии решили сыграть в покер. Все они очень хотели и хотят войти в парламент, но… не могут, потому что власти вместо того, чтобы пойти на хоть какие-то реальные уступки, при которых маленькие партии смогли бы выдохнуть и с со спокойной совестью занять места в парламенте, власти постоянно делают им непристойные предложения.

Ну совсем как в известном фильме – Я Вас покупаю, потому что Вы сказали, что Вас нельзя купить.

Последнее такое предложение прозвучало совсем недавно, когда маленьким партиям предложили войти в парламент за то, что понизят избирательный барьер до 3%. Честно говоря предложение не только непристойное, но и глупое. Ведь если Мечте придется изменить избирательное законодательство и пойти на досрочные выборы, малыши наберут и пять процентов, и даже больше. А если нет, никто не помешает властям в очередной раз кинуть малышей, ведь так уже было и не раз.

Периодически власти пытаются сделать вид, что никакого кризиса нет и им все равно. Более того, власти пошли на обострение, заменив предыдущего премьера на нового и отправив в тюрьму председателя партии Саакашвили Нику Мелия. Но и тут не получилось. Были бы Северной Кореей – получилось бы, а нас ну никак. На недовольство своих граждан власть ещё могла бы не обращать внимания, в конечном итоге проблемы индейцев, это проблемы индейцев. Но что делать со странами-партнерами, которые решили, что раз они столько лет поддерживают Грузию, как морально, так и материально, то в Грузии почему-то должна быть демократия. Или хотя бы нечто похожее на демократию. И непросто решили, но и принялись мирить власть и оппозицию.

Сначала мирить пытались послы ЕС и США. В прошлом году у них кое-что получилось по этой части, но иные нынче времена. Потом приехал сам председатель совета европы Шарль Мишель, который вслед за собой послал своего шведского дипломата Кристиана Даниельсона. Викинг тоже уехал несолоно хлебавши. Правда оказался упертым, обещал вернуться и вернулся. И вот наконец включились Штаты, устроив в своем Сенате слушания по Грузии.

Получилось занятно. Вот, что там сказали:

  • мы вложились в Грузию и вложились по взрослому, это раз
  • у нас есть свои интересы на Черном море и в регионе Южного Кавказа, это два
  • ОБСЕ сказала выборы прошли вполне прилично, и игнорировать этот факт мы не можем, это три
  • демократия наш бренд и кейс Грузии не может быть исключением, это четыре
  • демократия в Грузии недоразвитая, потому что нет механизмов разрешения споров (привет судебной системе), это пять
  • власти зарвались, вообще по части демократии и свобод в Грузии все скверно, чем непременно воспользуется Россия, это шесть
  • единственный выход сейчас – договориться и работать в парламенте, а мы вам поможем, это семь

Ещё занятнее, что и власть, и оппозиция принялись выдергивать из этого стройного текста аргументы в свою пользу и кормить ими свой электорат. Это понятно, но вот вам главный вопрос – почему ни США, ни Европа не могут заставить власти и оппозицию в Грузии договориться?

Есть такой депутат Европарламента Андрюс Кубилюс, который беззаветно влюблен в Грузию. Так вот, этот самый Кубилюс выдвинул свою версию – не с теми разговаривают. Надо говорить с Иванишвили и Саакашвили, и никак по другому.

Что ж, не согласиться с депутатом трудно, Иванишвили и Саакашвили единственные, кто обладает реальными ресурсами в грузинской политике. Под реальными ресурсами подразумеваются деньги, как свои, так и те, которые можно привлечь, и люди, речь идет о мотивированном электорате, а не о тех, кому нравится Саакашвили или Иванишвили. Такие конечно тоже есть, но их немного и с той, и с другой стороны. А вот людей которые работают в госсекторе и боятся потерять работу в случае смены власти гораздо больше. Ровно также, как много людей, которые работали при прошлых властях и надеются вернуться в случае победы оппозиции.

Конечно, большинство населения страны не принадлежит ни к той, ни к другой группе, но серьезно мотивировать избирателя другие оппозиционные партии не могут. И если в крупных городах ещё как-то разбираются в оттенках серого, то в провинции вся политическая борьба в Грузии сводится к борьбе между Саакашвили и Иванишвили, номером пять и номером сорок один в избирательном списке. Все разговоры с избирателем о развитии страны, и тем более, о внешнеполитической ориентации, это разговоры в пользу нищих. Практически каждый решивший голосовать ищет ответ на главный вопрос – а что получу я от победы той или иной политической силы? И если не находит ответ на этот вопрос, то просто не идет на выборы. Благо, причин, чтобы оправдать такую позицию можно найти вагон и маленькую тележку – все они одним миром мазаны, от меня все равно ничего не зависит, мне какая разница, кто из них победит и так далее. В сущности именно это и есть показатель незрелости общества. Правда на последних выборах появился другой фактор – многих положение дел в стране просто достало. Результат налицо.

Тем не менее, сегодня именно Саакашвили и Иванишвили главные игроки, несмотря на то, что официально в грузинской политике нет ни того, ни другого. Первый не может вернуться в страну и параллельно занят политической деятельностью в Украине. Второй вообще объявил об уходе из политики и обещал не брать телефон, если ему позвонят. Ну да…

. На первый взгляд формула политической жизни Грузии проста – Иванишвили очень хочет уйти, Саакашвили очень хочет вернуться. И у того, и у другого не получается. Остальные …статисты и болельщики. Вроде как все просто, тот кто хочет уйти, пусть уходит, тот кто хочет прийти, пусть приходит. А у статистов вообще нечего спрашивать. Но есть нюанс.

Иванишвили хочет уйти без потерь, иначе какой смысл уходить. Он прекрасно понимает, что существует реальная угроза его состоянию, а значит и безопасности. Причем исходит эта угроза далеко не только от Саакашвили. Уж слишком много нынешняя администрация США говорит о демократии, олигархах и борьбе с коррупцией. А уйти без потерь в случае возвращения Саакашвили ну никак не получится. Вообще игра между ними, это игра с нулевой суммой, проигравший теряет все. Вот это и есть реальный тупик грузинской политики.

Обычно тупик называется тупиком, потому выхода из него нет, вернее выход там же, где был вход. В нашем случае все не так. Вход безнадежно завален прошлыми просчетами, ошибками и так далее. Вернуться назад никак не получится. Поэтому придется прорубать выход в другом направлении. И Европа, и США очень хотят нам с этом помочь, но взять кирку и прорубать выход вместо нас они точно не могут.

Так где же все-таки выход? Ответ банален – в демократии, друзья мои, именно в демократии. Это то, чего ждут от нас западные партнеры и то, чего реально хочет большинство населения Грузии. И если ни одна кроме двух политических сил не может прийти к власти, то логично было бы предложить, чтобы та сила, которая придет к власти, этой властью должна поделиться. Партия Саакашвили вроде как готова поделиться властью. Но вот незадача, власти у неё нет. А вот Грузинская Мечта Бидзины Иванишвили, у которой власть есть, готова делиться властью только со своими. Поэтому такой ажиотаж вызвало сообщение о том, что экс-премьер Георгий Гахария собирается возвращаться в политику. Уж с ним то Иванишвили точно сумеет договорится. Но как говорят в Грузии, для того, чтобы увидеть сон, надо сначала заснуть.

Пока предложения Грузинской Мечты оппозиции по разделу власти выглядят откровенным издевательством. Реальный раздел власти, это не предложения мягких кресел в парламенте или даже в системе исполнительной власти. Вот если бы власть предоставила оппозиции контрольные функции, а по сути допуск к контролю за разделом бюджетного пирога, это было бы куда более серьезное предложение. И конечно проведение реформы избирательной и судебной системы со строгим выполнением рекомендаций международных организаций и под гарантии западных партнеров. Это тот пакет, который могли бы принять небольшие партии. Националам это не нужно, у них как я уже сказал выше, игра с нулевой суммой. Это нужно Грузинской Мечте, потому что альтернатива этому сценарию – неизбежная потеря власти и обнуление всех активов, причем не только политических. Рано или поздно это все равно произойдет.

И в завершении идея выхода из кризиса, высказанная моим коллегой Лашей Дзебисашвили:
В настоящее время внешний долг Грузии составляет где-то около 60 миллиардов лари, или 15 000 лари на человека.

Предложение следующее – заставить всех кто был у власти со времен Эдуарда Шеварднадзе выплатить этот самый долг из собственных средств. Ведь среди них так много миллионеров, что они легко заплатят этот самый долг. Почему мы должны платить за них? И вообще давайте возложим личную финансовую ответственность на членов правительства в случае ухудшения экономической ситуации. (конец цитаты)

Ну чем вам не выход из кризиса, много ли политиков согласится брать на себя ответственность рискуя собственной шкурой. По моему это справедливо.