GSAC Аналитика

Стратегическая цель Кремля в войне с Украиной

Стратегическая цель Кремля в войне с Украиной

Стратегическая цель Кремля в конфликте с Украиной – одна из главных тем обсуждения аналитиков и политиков всего мира. Мои соображения о наращивании военной мощи России и возможном военном столкновении между Украиной и Россией несколько отличаются от большинства выводов, сделанных до сих пор различными авторами. Попытаюсь понять и объяснить возможные рациональные и стратегические расчеты Кремля, которые с их точки зрения лучше всего подходят для текущего стратегического и регионального контекста (политического, военного и социально-экономического).

Может ли Кремль оккупировать Украину

Не думаю, что стратегической целью Кремля является оккупация или аннексия Украины или значительной ее части, то есть получить территориальные приобретения. Во-первых, я не вижу признаков массовой военной, политической, экономической и медийно-информационной мобилизации и подготовки, которые просто необходимы, чтобы переварить страну таких размеров и потенциала Украины (в военном, экономическом и демографическом плане). Оккупация большой страны с населением ок. 40-миллионная большая и технически оснащенная армия – это очень затратное, ресурсоемкое и трудоемкое мероприятие. Сомневаюсь, что у России есть время и ресурсы для этого. Кроме этого, в нынешних международных условиях попытка напрямую аннексировать или расчленить Украину немедленно приведет жесткими и решительным санкциям со стороны международного сообщества. Санкциям такого уровня, что они нанесут гораздо больший ущерб Кремлю, нежели он может принять или переварить.

Стратегическая цель Кремля

Тем не менее, стратегический и региональный контекст и динамика процессов, связанных с Украиной, ясно показывают, что чем больше времени остается у Киева и чем дольше военно-политическое развитие Украины остается без контроля со стороны Москвы, тем труднее и дороже будет для России решить “украинский вопрос” в свою пользу. Таким образом, военно-стратегическая цель Кремля может быть несколько ограниченной, но достаточно необходимой – нанести мощный военный удар по Украине и уничтожить главный элемент и символ её государственности – вооруженные силы. Речь идет о повторении российская версии “принуждения к миру” образца 2008 года.

Стратегическая цель или, как утверждают некоторые стратеги Клаузевица, главная оперативная цель – быстрое уничтожение вооруженных сил противника (наиболее важный элемент !!). Это сделает Украину беззащитной, что позволит Кремлю спровоцировать внутренние беспорядки и политический хаос в Украине. Конечной целью будет создание с помощью российских прокси множества серых зон нестабильности в различных регионах Украины.

Все это, естественно, будет продаваться на Западе как попытка защитить русскоязычное население и остановить “военные провокации” ВСУ. При этом Кремль будет делать упор на неспособность Украины функционировать как государство и подчеркивать готовность сесть за стол переговоров с западными (желательно европейскими) партнерами, чтобы навсегда уладить «общую украинскую головную боль». Такая поведенческая модель и стратегическое позиционирование по версии Кремля может сработать сработать и даже спасти РФ от болезненных репрессий со стороны Запада.

Возможные последствия

В этих условиях российские военные приготовления, чтобы собрать силы, достаточные для разгрома большей части боеготовых частей Украины, прилегающих к оккупированных территориям Донбасса и Крыма, с возможностью действий с белорусского направления, находят свое рациональное объяснение. Однако это также означает, что, какими бы болезненными и возмутительными ни были эти расчеты, без своевременного, связного, единого и решительного ответа со стороны Запада, единственным и ничем не подкрепленным актом выживания Украина вполне может потерпеть неудачу, что приведет к стратегическому разрушительному удару по Западу, значительно подорвав его авторитет и единство и открыв путь для российской «реконкисты» постсоветского пространства.

Учитывая ленивую и практически отсутствующую реакцию Запада на эскалацию карабахского конфликта, Кремль может рассматривать это как доказательство паралича западного мира, который он может использовать и в Украине. Учитывая то, что для развертывания и боевой готовности крупных подразделений, таких как бригады и дивизии, России необходимо приложить значительные усилия, чтобы собрать силы, достаточно крупные, чтобы победить украинские ВС. В этой связи можно ожидать активной фазы эскалации и военных провокаций в первой половине мая и начало активной войны во второй половине, но не позднее июня.

Лаша Дзебисашвили, GSAC