GSAC Аналитика

Признание Байдена. Причины и возможные последствия

Признание Байдена. Причины и возможные последствия

Гела Васадзе на тему – Признание Байдена. Причины и возможные последствия для отношений США и Турции и для региона.

Президент США Джо Байден в своей речи назвал трагические события 1915 года геноцидом. Это означает, признание Соединенными Штатами этих событий геноцидом. Так до Байдена слово геноцид произнес никто иной как Рональд Рейган в 1981 году. Во время предвыборной кампании все будущие президенты обещали вернуть его, но не решались из опасений испортить отношения с Турцией. У Байдена таких опасений не оказалось. Почему?

К истории вопроса

Это решение является серьезным политическим ударом по Турции и прежде всего по президенту Эрдогану. В сухом остатке – пока у власти в Турции Эрдоган, а в Соединенных Штатах Байден, перспективы улучшения турецко-американских отношений выглядят весьма туманными. Все это имеет объективные причины. Коллективный Запад всегда относился к Турции с недоверием и предубеждением.

Все усилия турецких властей доказать Западу, что Турция это Европа, от Ататюрка до Эрдогана в целом не увенчались успехом. Однако западная модель развития содействовала бурному экономическому росту Турции. Рывок произошел в восьмидесятых, благодаря политике Тургута Озала, который сумел убедить турецкий истеблишмент отказаться от этатистской части наследия Ататюрка.

Экономическое развитие вполне логично трансформировалось в желание проведения активной внешней политики и претензией на роль региональной державы. Кстати именно с этим связана активная позиция Турции по вопросу о проговаривании слов “геноцид армян” американскими президентами и другими мировыми лидерами.

Трансформация Эрдогана

С приходом Эрдогана недоверие коллективного Запада к Турции возросло. Сколько не пытался ранний Эрдоган убедить западных лидеров в том, что его исламизм по сути ничто иное, как христианско-демократические движения в европейских странах, у него этого не получалось. В конце концов Эрдоган бросил эту затею и сосредоточился на чаяниях своих избирателей. У большинства из которых был мягко говоря не совсем прозападный взгляд на мир.

Такая политика имела серьезные последствия. С одной стороны это укрепило авторитет Турции у значительной части исламского мира. С другой, испортило отношения с Израилем, монархиями Залива (исключение составляет Катар), а потом с США и Европой. Вчерашние друзья стали врагами, а вчерашние враги в друзей превратиться никак не могли.

Однако по сути такова судьба всех региональных держав. Кризис в Сирии, где США и Турция впервые оказались по разные стороны, наиболее яркий маркер трансформации региональной роли Турции. Далее последовали другие кризисы. Приход к власти администрации Байдена был для Анкары крайне нежелательным.

Отношение наследника Обамы, пусть и более консервативного, чем сам Обама, не сулил ничего хорошего. В короткий период Анкара предпринимает энергичные усилия по разруливанию кризисов там, где их можно разрулить – Греция, Израиль, Саудовская Аравия, Египет. Однако это очень долгий и сложный процесс.

Причины принятия данного решения

Решение Байдена признать геноцид армян нанесет серьезный политический и экономический удар по властям Турции. Можно не сомневаться в том, что оппозиция обвинит в этом лично Эрдогана. С другой стороны, это решение может сплотить его электорат, который продолжает оставаться достаточно идеологизированным.

Что предпримет в этой ситуации Турция, выберет ли путь дальнейшей конфронтации с Западом или постарается смягчить удар и вернуть себе роль форпоста западного мира на Ближнем Востоке, но на принципиально новых условиях, сказать сложно. Это зависит от очень многих факторов. Но то, что одной из основных целей администрации США был удар по нынешним властям Турции не вызывает сомнений.

Однако, есть и более глобальные идеологические причины признания Байдена. Вопрос о геноциде армян в Османской империи один из пазлов дивного нового мира новой модели либерал-интервенционизма, зеленой энергетики, Facebook-а, Twitter-а и Google-а. Вы можете это приветствовать, принимать к сведению или бороться с этим, дело ваше. Но это так.

Нынешняя политика это то, чему учили университетские профессора двадцать лет назад. Не помню, кто сказал, но сказано верно. Хотя, я бы расширил, нынешний мир это то, чему начали учить университетские профессора с 1968 года. То есть более пятидесяти лет назад. Именно 1968 год был точкой бифуркации современного мира. И то, что признание геноцида Байденом было обусловлено заказом нового истеблишмента, думаю мало у кого вызывает сомнения.

Что это значит для региона.

Для всех трех стран региона по разному. Разговоры о том, что это решение США подтолкнет Турцию в жаркие объятия России, думаю, не совсем корректны. Нужно хорошо понимать, что Россия и Турция жестко конкурируют во всех общих точках напряжения, в которых присутствуют. И Южный Кавказ именно одна из таких точек. Более того, недавно Турция расширила ареал этих самых точек, обозначив вход на “каноническую” территорию РФ – украинский конфликт. Конечно, Турция и Россия продолжат прагматичное сотрудничество в тех областях, где это выгодно, но как говорится “дружба дружбой, а табачок врозь”.

Азербайджан

Для Азербайджана это ничего не меняет. Глубинное стратегическое партнерство Азербайджана от этого решения точно никак не пострадает. Даже наоборот, у Баку появится ещё одна возможность поддержать Анкару на всех международных площадках. Это конечно только эпизод.

Но по большому счету, процесс превращения Турции в главного гаранта безопасности Азербайджана уже запущен и вряд ли ему что-нибудь помешает. Сопротивление со стороны Москвы конечно будет и будет серьезным. Но похоже, что президент Алиев уже сделал свой выбор и не откажется от него.

Армения

Для Армении это несомненно крайне важное решение. Начнем с того, что этим решением Армения получила очень серьезную моральную компенсацию за поражение во время военных действий осенью прошлого года. Конечно, факт признания геноцида со стороны США не может полностью компенсировать тот психологический шок, который был получен. Но может ускорить выход из него.

Вполне возможно, что подъем вызванный данным решением станет дополнительным бонусом для армянских властей перед предстоящими выборами. Есть ещё масса положительных моментов, от появления Армении в мировой информационной повестке до триумфа диаспоры, для которой этот вопрос всегда являлся самым главным.

Что касается политической составляющей, понятно, что разговоры о том, что вот сейчас Армения “сможет уйти на Запад” мягко говоря не совсем состоятельны. Кремль ни за что не допустит этого и в своей логике будет абсолютно прав. Но при правильно поставленной политике определенные дивиденды из этого решения Ереван извлечь может. Вопрос только в том, насколько сможет.

Грузия

И наконец Грузия. У нас ситуация весьма щекотливая, и сложилась она не сегодня. Кризис в отношениях между гарантом безопасности Грузии Соединенными Штатами и главным экономическим партнером страны Турцией ставит и будет ставить сложные задачи перед грузинской дипломатией. Сохранение высокого уровня отношений как с США, так и с Турцией, сегодня является сверхзадачей нашей дипломатии. Причем эта сверхзадача несет экзистенциальный характер. В этих условиях нашим необходим профессионализм высочайшего уровня.

Добавим к этому, активизацию сил прямо работающих на ухудшение имиджа Грузии как в Азербайджане, так и в Армении. А вот это уже не дипломатическая задача, а задача общенационального уровня. Решить её можно только вместе, терпеливо и корректно объясняя соседям нашу позицию, как бы она им не нравилась и как бы им не хотелось, чтобы эта позиция была иной.

видео на канале Новости Кавказа GSAC